Помощь в прохождении игр Нэнси Дрю

Объявление

Вы попали на форум, который посвящён играм Нэнси Дрю. Чувствуйте себя как дома ^^ У нас есть самая последняя информация по игре "Полночь в Сейлеме". Здесь вы можете найти эксклюзивные прохождения и скриншоты, а также скачать все игры Нэнси Дрю.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Помощь в прохождении игр Нэнси Дрю » Наши книги » Читаем вместе: Кэролайн Кин "Тайна старых часов"!


Читаем вместе: Кэролайн Кин "Тайна старых часов"!

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

ПРИЯТНОГО ЧТЕНИЯ

  от лица всей администрации выражаю особую благодарность Барбариске за предоставленный материал

Кэролайн Кин "Тайна старых часов"

0

2

СПАСЕНИЕ
Нэнси Дру, миловидная восемнадцатилетняя девушка, сидела за рулем новехонького темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Проселочная дорога вела прямо к дому; Нэнси возвращалась из центра, она отвезла отцу в контору деловые бумаги.
«Какой добрый у меня папа, — думала девушка, — подарил машину в день рождения. И как здорово, что я помогаю ему в работе!»
Отец Нэнси, адвокат, весьма известный в их родном городе Ривер-Хайтс, действительно иной раз обсуждал запутанные юридические ситуации со своей белокурой и голубоглазой дочкой.
Улыбаясь, Нэнси сказала себе:
— Папа доверят моей интуиции.
Секундой позже она едва не задохнулась от ужаса. Девчушка лет пяти, игравшая на лужайке перед домом, вдруг выскочила на дорогу прямо у нее под носом. Мебельный фургон, как раз в эту минуту отъезжавший от крыльца, оказался от малышки не далее чем в пятнадцати метрах. Водитель с силой нажал на клаксон, но ребенок, растерявшись и ничего не понимая, бросился навстречу фургону. Ка-ким-то чудом девочке все-таки удалось целой и невредимой пересечь дорогу и вспрыгнуть на низень-кий каменный бордюр моста. Однако в следующий миг, пока фургон набирал скорость, она, потеряв равновесие, зашаталась и упала куда-то вниз, скрывшись из глаз.
— Боже мой! — Нэнси резко затормозила. Ей уже представилось, как ребенок тонет в реке, как раз-бивается насмерть о камни...
Выскочив из машины, она бросилась через дорогу. Внизу, под самой насыпью, наполовину в воде, неподвижно лежала на боку маленькая кудрявая девочка.
— Хоть бы.,. — сползая вниз по крутому склону, Нэнси не посмела закончить страшную фразу.
Добравшись до ребенка, к великому своему облегчению, она обнаружила, что девочка нормально дышит и вода не попала ей ни в нос, ни в рот. Беглый осмотр подтвердил, что она ничего себе не сло-мала.
Нэнси осторожно подняла ребенка и, крепко прижав его к груди обеими руками, с трудом взобралась наверх. От моста до дома, где жила девочка, было рукой подать.
В доме тем временем распахнулась дверь, и на пороге появилась пожилая женщина, громко крича:
— Джуди! Джуди!
— Все в порядке! Ничего страшного не случилось! — торопливо заверила ее Нэнси.
Заметив темно-синий автомобиль, женщина в страхе схватилась за голову:
— Вы на нее наехали!
— Да нет же, что вы! Джуди упала с моста. — В двух словах Нэнси растолковала, что произошло.
Тут на крыльцо выбежала еще одна женщина, чуть помоложе первой.
— Дитя наше дорогое! Что с ней? Она без сознания?
Женщина протянула руки, чтобы взять Джуди.
Не отдавая девочку, Нэнси попыталась ее успокоить:
— Она уже приходит в себя. Я отнесу ее в дом и положу на диван.
Первая женщина отворила дверь, вторая показала рукой:
— Сюда.
Нэнси пронесла свою легкую ношу через холл и оказалась в небольшой, старомодно обставленной гостиной. Стоило ей опустить девочку на диван, как та сразу что-то забормотала и повела головой из стороны в сторону.
— Уверяю вас, еще несколько минут, и она очнется. Не отводя от ребенка напряженного взора, хо-зяйки дома представились Нэнси: Эдна и Мэри Тэрнер, двоюродные бабушки Джуди. Впрочем, девоч-ка зовет их тетями.
Нэнси, признаться, слегка изумилась, услышав, что эти две пожилые женщины воспитывают такую кроху. В свою очередь она назвалась и сказала, где живет. Джуди между тем открыла глаза и огляде-лась. Увидела Нэнси и спросила удивленно:
— Ты кто?
— Меня зовут Нэнси, и я рада с тобой познакомиться.
— Ты видела, как я упала?
Нэнси кивнула, а Мэри объяснила девочке:
— Она вытащила тебя из воды. Ты ведь упала прямо в реку. Джуди зарыдала.
— Никогда, никогда больше не выбегу на дорогу! — пообещала она тетушкам.
Нэнси заявила, что верит Джуди и знает: ничего подобного больше не произойдет. Она погладила девочку по голове, и та улыбнулась в ответ. Понимая, что с Джуди все, конечно, обойдется, Нэнси тем не "менее решила еще немножко побыть у Тэрнеров — кто знает, вдруг все-таки понадобится по-мощь? С девочки сняли мокрую одежду и натянули взамен сухое платьице.
^— Пойду в кухню, принесу кое-что из лекарств и влажный компресс, — решила Мэри Тэрнер. — У Джуди на голове, по-моему, растет основательная шишка. Нэнси, не проводите ли меня?
В кухне Мэри открыла домашнюю аптечку, висевшую на стене.
— Я хочу попросить у вас прощения, Нэнси, — говорила она, роясь в шкафчике, — за то, что предпо-ложила, будто вы сшибли Джуди. Мы с Эдной, знаете ли, просто потеряли голову. Девочка нам страшно дорога. Когда-то мы воспитали ее мать; та была единственным ребенком в семье и осиротела в раннем детстве. Эта же страшная судьба постигла и Джуди. Три года назад ее родители погибли при взрыве парохода. Кроме меня и Эдны, у бедной малышки не осталось никаких близких родственников,
— Джуди на вид такая здоровая и счастливая, — поспешно проговорила Нэнси, — я уверена, что ей у вас отлично живется.
Мэри улыбнулась.
— Мы делаем все, что можем при наших скромных средствах. Иногда их, правда, не хватает, прихо-дится выкручиваться. Вот сегодня продали кое-какую старую мебель. Продали двум мужчинам с автофургоном. Вы его видели. Понятия не имею, что за люди, но цена как будто приличная.
Мысли Мэри Тэрнер вернулись к Джуди.
—. Она еще так мала, что пока мы с Эдной ухитряемся просуществовать на свои небольшие сбере-жения. Однако нас очень пугает будущее. Мы обе портнихи по профессии, но пальцы наши уже дале-ко не так ловко орудуют иглой, как прежде...
По правде сказать, Нэнси, в ту пору, когда не стало родителей Джуди, мы с Эдной сомневались, дос-танет ли у нас сил заботиться о девочке должным образом. Сомневались, но все-таки решили попро-бовать, а теперь не расстались бы с ней ни за что на свете, ни за какие сокровища. Джуди навсегда завоевала наши сердца.
Нэнси глубоко тронула услышанная история. Она ведь прекрасно понимала, какая печаль снедала сестер Тэрнер: жизнь становится все дороже, а они стареют и доход уменьшается.
— К несчастью, — продолжала Мэри, — родители Джуди почти ничего после себя не оставили. Но они были превосходные люди, уверяю вас, и Джуди, нам кажется, будет на них похожа. Ей бы надо учиться музыке и танцам и закончить хороший колледж. Увы, боюсь, мы всего этого не сможем ей дать.
Нэнси хотелось поддержать Мэри:
— А вдруг Джуди удастся получить стипендию или какое-нибудь другое пособие?
Почувствовав в девушке благожелательного слушателя, Мэри совсем разоткровенничалась:
— Нам помогал двоюродный брат отца, Джосиа Кроули. Но несколько месяцев тому назад он умер. В течение многих лет Джосиа часто и подолгу гостил у нас и всегда бывал очень щедр. — Мисс Тэрнер вздохнула. — Не раз он обещал включить нас в свое завещание; он ведь любил маленькую Джуди, Мы с Эдной рассчитывали на это, когда строили планы на будущее. Но обещание свое дядя Джосиа не сдержал.
Нэнси понимающе улыбнулась и ничего на сей раз не сказала. Однако ей было любопытно узнать, отчего это мистер Кроули переменил решение.
— Джосиа поселился у наших общих родственников. После этого все стало по-другому. Сюда, к нам, он приезжал довольно редко. Но последний раз, в феврале, он здесь был и подтвердил, что завещает мне и Эдне часть своего состояния. Он всегда помогал нам; странно, что так внезапно все кончилось.
Мэри Тэрнер посмотрела на Нэнси.
— Может быть, вы даже знаете наших процветающих родственников — тех, у кого Джосиа жил по-следнее время. Они тоже из Ривер-Хайтс. Это семья Ричарда Тофэма.
— У них две дочери? Ада и Исабел? — спросила Нэнси. _. Этих Тофэмов я знаю.
— Да-да, именно их я имею в виду, — подтвердила Мэри. Нэнси уловила легкий холодок в голосе со-беседницы.
— Вам эти девушки нравятся? — Мисс Тэрнер с явным интересом ждала ответа.
Нэнси помедлила. Ее учили никогда не сплетничать. В конце концов она нашла уклончивую форму-лировку:
— Мы вместе учились в школе. Близкими моими подругами Ада и Исабел никогда не были. Мы, ну как бы это назвать, на многие вещи смотрим по-разному.
Мэри Тэрнер наконец отыскала в аптечке то, что ей было нужно, достала из холодильника несколько кубиков льда и, расставляя все это на подносе, проговорила:
— Когда дядя Джосиа умер, Ричард Тофэм, к нашему изумлению, предъявил завещание, в котором покойный назначил его своим душеприказчиком и все деньги оставил ему, его жене и детям.
— Да, я читала про это в газете, — припомнила Нэнси. — А наследство большое?
— Насколько я понимаю, в основном оно состоит из денег, — ответила Мэри. — Кое-кто из родствен-ников дяди утверждает, что Джосиа обещал им то же, что и нам с сестрой. Они собираются даже обра-титься в суд по этому поводу. Лично я считаю, что борьба за то, чтобы опротестовать завещание, — дело безнадежное. И все же, как ни странно, мы с Эдной не можем избавиться от ощущения, что должно быть еще одно завещание, более позднее; хотя до сих пор никто о нем не слышал.
Вместе с мисс Тэрнер Нэнси вернулась в гостиную. Холодные примочки помогли: опухоль на голове, в том месте, где Джуди ударилась о камень, чуть спала. Убедившись наконец, что с девочкой все в полном порядке, Нэнси стала прощаться.
— Приходи навестить меня, и поскорее! — потребовала Джуди с тахты. — Ты мне нравишься, Нэнси. Ты моя добрая спасительница.
— Конечно, приду, — ответила Нэнси. — Какой может быть разговор! Ты мне тоже понравилась, Джуди. Ты молодчина!
Обе двоюродные бабушки снова горячо поблагодарили девушку за спасение ребенка. Гостья была уже у самой двери, когда Эдна неожиданно воскликнула:
— Мэри, а куда делся наш серебряный чайник для заварки?
— Куда он мог деться? Стоит на обычном месте, на чайном столике... Господи, его там нет! Эдна по-бежала в столовую.
.— И серебряный подсвечник тоже исчез! Нэнси, пораженная, остановилась на пороге.
— Вы хотите сказать, что эти вещи похищены?
— Видимо, да, — отозвалась Мэри Тэрнер, побледнев от дурного предчувствия. — Их, наверное, ук-рали те двое, что купили мебель!
Нэнси мгновенно вспомнила мужчин в кабине мебельного фургона.
— Что это были за люди?
— Мэри, Мэри, как можно быть такими беспечными и пускать в дом кого попало! — простонала Эдна Тэрнер. — Мы же абсолютно ничего о них не знаем. Они постучали в дверь и спросили, нет ли у нас старой мебели на продажу... Не видать нам больше нашего серебра!
— Как знать, может, и увидите, — возразила Нэнси. — Я немедленно позвоню в полицию.
— Боже правый! — Мэри чуть не плакала. — Телефон-то у нас не работает!
— Тогда я сама догоню фургон! — объявила девушка. — Как они выглядели, эти двое?
— Как выглядели?.. Оба низкорослые, грузные. У одного волосы светлые, у другого — темные. И тот и другой с большими носами... Вот все, что я помню.
— Я тоже больше ничего не заметила, — добавила Эдна. Торопливо простившись, Нэнси выбежала из дома и помчалась к машине.

0

3

ПРОПАВШЕЕ ЗАВЕЩАНИЕ
Темно-синий автомобиль с открывающимся верхом несся по проселочной дороге. Нэнси мрачно ус-мехалась.
— Ох, и сильно же я превышаю скорость, — думала она. — Но мне почти хочется, чтобы меня оста-новил полицейский. Я бы ему рассказала обо всем, что случилось с бедными сестрами Тэрнер.
Она старалась вглядываться в отпечатки шин. Мебельный фургон обязательно должен был оста-вить на грунте следы. Проехав еще несколько километров, она пришла в смятение. Взору ее открылся У-образный перекресток, от которого лучами расходились две автострады. У обеих было асфальтовое покрытие; стало быть, на отпечатки колес рассчитывать не приходилось. И разве могла Нэнси догадаться, какую из Дорог выбрали жулики?!
— Вот тебе и на! — вздохнула девушка. — Как же теперь поступить?
В конце концов Нэнси пришла к заключению, что самым разумным будет поехать по дороге, ве-дущей в Ривер-Хайтс.
Она знала, что в нескольких километрах отсюда на пути у нее окажется полицейское управление.
— Там я остановлюсь и сообщу о краже. Она продолжала высматривать мебельный фургон. Ей за-помнилось, что машина была угольно-серого цвета.
— Если бы я поглядела на номерной знак или хотя бы прочла название фирмы, которой она принад-лежит... — говорила себе Нэнси удрученно.
Переступив порог полицейского управления, девушка изложила обстоятельства ограбления, а также ту скудную информацию о подозреваемых, какой располагала. Офицер пообещал ей сию же минуту объявить розыск воров.
Нэнси поехала домой, размышляя о Тэрнерах и невзгодах, их одолевавших.
Самого Ричарда Тофэма она не знала, но была знакома с его женой и дочерьми. Заносчивые сверх меры и без малейших на то оснований, все трое пользовались дружной нелюбовью городских лавоч-ников. Аду и Исабел в школе тоже терпеть не могли. Обе девушки говорили исключительно о деньгах, о положении в обществе и ничего, кроме неприязни, соученикам не внушали.
— Неужели нет способа, — сокрушалась Нэнси, — сделать так, чтобы Тэрнеры получили часть денег Кроули? Поговорю с папой, — решила она в конце концов.
Через пять минут девушка загнала машину в двухместный гараж и торопливо зашагала к дверям кухни.
Принадлежавший Карсону Дру большой дом красного кирпича стоял на порядочном удалении от ули-цы, в окружении высоких густолистых деревьев.
— Добрый день, — открывая дверь, приветствовала Нэнси полная женщина с приятным лицом. Это была Ханна Груин, домоправительница, много лет помогавшая воспитывать Нэнси — с тех самых пор, как умерла родная мать девушки.
Обняв ее за плечи, Нэнси спросила:
— Папа дома? Я видела в гараже его машину.
— Твой папа в гостиной, а обед будет готов через несколько минут.
Нэнси зашла поздороваться с отцом, высоким, красивым мужчиной, а потом побежала вымыть руки и причесаться. Вскоре вся троица села обедать. За едой Нэнси поведала о своем приключении.
— Какие хитрые ворюги! — рассердилась Ханна Груин. — Только бы полиция их поймала!
— Да, они ловко воспользовались доверчивостью сестер Тэрнер, — заметил мистер Дру.
— У Мэри и Эдны — серьезные денежные затруднения, — сказала Нэнси. — Разве не обидно, что Джосиа Кроули так и не включил в завещание ни сестер Тэрнер, ни остальных родственников, нуж-дающихся в помощи?
Карсон Дру ласково улыбнулся своему единственному чаду:
— Разумеется, обидно. Но если не обнаружится более поздний документ, все так и останется, как есть.
— Тэрнеры считают, что другое завещание существует, — проговорила Нэнси. — Вот было бы заме-чательно, если бы оно нашлось!
— Конечно, замечательно, — согласилась с ней Ханна. — В городе всем известно, как скверно отно-сились к Джосиа Кроули миссис Тофэм и ее дочки перед тем, как старик умер. Единственное их оправ-дание — это то, что странности и чудачества Джосиа терпеть и вправду было нелегко.
— Тофэмы, по моим сведениям, не были замечены в склонности к милосердию и доброте, — усмех-нулся мистер Дру. — Тем не менее они все-таки дали Джосиа пристанище.
— Только потому, что собирались унаследовать все его денежки, — парировала это замечание Хан-на. — На месте Джосиа я бы там и дня не осталась.
Домоправительница вздохнула.
— Правда, на старости лет люди боятся перемен. Потому, наверное, ему и было легче смириться, чем двинуться с
места.
Она еще раз сказала, что про дурное обращение Тофэмов с мистером Кроули ходили разговоры по всему городу. Нэнси не знала Джосиа лично, но часто встречала старого джентльмена на улице и в глубине души привыкла считать его симпатичным и доброжелательным человеком.
Жена Кроули умерла от гриппа во время эпидемии, и с тех пор он жил то у одних, то у других родст-венников. По слухам, все они рассказывали, что он щедро оплачивал свое житье у них и , сверх того, осыпал родных благодеяниями. Они в свою очередь относились к нему по-доброму и, будучи сами весьма небогаты, старались, чтоб Джосиа жилось у них как можно удобнее и приятнее.
— Папа, расскажи мне все, что тебе известно о мистере Кроули, — настойчиво попросила Нэнси.
По словам адвоката, старик в свое время публично объявил, что в завещании намерен обеспечить средствами к существованию нескольких достойных того родственников и друзей. Потом, за три года до смерти Джосиа, Тофэмы, прежде к нему совершенно равнодушные, внезапно резко изменили пове-дение. Они принялись умолять старика переехать к ним. В конце концов, тот согласился. Вскоре по-сле того, как Джосиа Кроули поселился у Тофэмов, мистер Дру услышал, что он намерен отказать им все свое состояние.
— Несмотря на слабое здоровье, — вспоминал адвокат, мистер Кроули долго оставался в хорошей форме: был деятелен и энергичен. Однако время шло, он понемногу дряхлел и даже внешне выгля-дел все более немощным и подавленным. Он по-прежнему жил у Тофэмов, но вокруг шептались, что старик то и дело потихоньку ускользает из дому, чтобы навестить друзей и родственников, и что он собирается изменить свою последнюю волю.
— Значит, где-то лежит новое завещание! — воодушевилась Нэнси.
Мистер Дру пожал плечами и продолжил рассказ:
— Настал день, и Джосиа Кроули сразила смертельная болезнь. Перед самым концом он попытался что-то сообщить лечившему его врачу, но тот, кроме слова «завещание», ничего разобрать не смог. После похорон Джосиа обнаружили только один документ, в соответствии с которым все солидное состояние покойного переходило Тофэмам.
— Папа, а ты не думаешь, что мистер Кроули хотел поставить доктора в известность, что сущест-вует второе завещание, которое он спрятал в такое место, куда Тофэмам не добраться?
— Это вполне вероятно, — ответил адвокат. — Возможно, он, в конце концов, надумал оставить деньги тем родственникам, что были к нему добры и внимательны. Надумать-то надумал, но судьба, как видишь, сыграла с ним скверную шутку.
— А как, по-твоему, кто-нибудь пытался отыскать новое завещание?
— Наверняка я это знать не могу, но полагаю, что скорее всего кто-то пытался. Если оно вдруг обна-ружится, Ричард Тофэм сделает все, чтобы его опротестовать. Наследство большое, но Тофэмы не те люди, чтобы с кем-то делиться.
— А теперешнее завещание нельзя опротестовать?
— Обойденные родственники, кажется, подали иск в суд на том основании, что покойный обещал со-ставить завещание в их пользу и не раз говорил об этом. Но пока тому нет подтверждения, дело, бо-юсь, не сдвинется с мертвой точки.
— Но Тофэмы и так не обижены судьбой, — вознегодовала Нэнси. — Денег у них хватает. Это и не-честно, и несправедливо.
— Это, может быть, в самом деле несправедливо, но абсолютно законно, — возразил дочери мистер Дру. — И тут, к сожалению, ничего не попишешь.
— Бедная Джуди, бедные ее тетушки... — Нэнси вконец расстроилась.
— Эта ситуация повредила не только твоим Тэрнерам, — заметил адвокат. — Есть и другие люди, на судьбе которых она отразилась самым пагубным образом. Например, две молодые женщины с Ривер-роуд. Не знаю, как их зовут. Насколько я понял, они не состояли в родстве с мистером Кроули , но он относился к ним с величайшей любовью. Кажется, они-то и затеяли борьбу с Тофэмами и, вероятно, тратят на |это собственные деньги. Впрочем, точно я ничего не знаю.
Нэнси погрузилась в  молчание.  Что-то неизъяснимое подсказывало ей, что за историей с завещани-ем старого Джосиа скрывается глубокая тайна.
— Папа, а ты сам веришь в то, что мистер Кроули написал новое завещание взамен первого?
— Ты мне прямо перекрестный допрос устраиваешь, не хуже судебного следователя, — запротесто-вал мистер Дру; лицо его при этом выражало явное удовольствие. — Откровенно говоря, Нэнси, я и сам теряюсь в догадках, но, видимо, произошло что-то такое, что заставило Кроули изменить свою по-следнюю волю.
— Ну говори, пожалуйста, говори дальше! — нетерпеливо воскликнула Нэнси.
— Видишь ли, примерно год тому назад я случайно оказался в Первом Национальном банке одно-временно с Джосиа Кроули и Генри Ролстедом.
— Это тот адвокат, который занимается завещаниями и вообще наследственными делами? — спро-сила Нэнси,
— Именно. Так вот. Я, естественно, не имел ни малейшего намерения прислушиваться к их разгово-ру, но несколько слов до меня нечаянно донеслись, и я понял, что они обсуждают чье-то завещание. Кроули условился с Ролстедом, что зайдет к нему в контору на следующий день.
— Господи! — вскричала Нэнси, донельзя взволнованная. — Так это же и означает, что мистер Кро-ули составил новый документ! Правда? Но тогда почему мистер Ролстед не сообщил о нем после смерти Джосиа?
— Причин тут возможно несколько, — ответил адвокат. — Во-первых, он мог так и не получить из рук Кроули это новое завещание. Во-вторых, даже если и получил, мистер Кроули имел полное право сно-ва передумать и порвать его на мелкие клочки.
Прежде чем продолжить разговор, Нэнси доела вкусный молочный пудинг, приготовленный Ханной. Потом задумчиво поглядела на отца.
— Папа, мистер Ролстед — твой старый друг, верно?
— Верно. Старый друг и однокашник. Мы вместе учились в университете.
— Тогда, пожалуйста, спроси его, получил он завещание мистера Кроули или нет, и не располагает ли он сведениями, которые прольют свет на эту тайну.
— Видите ли, юная леди, это поставит меня в весьма щекотливое положение. Генри может посовето-вать мне не лезть не в свое дело.
— Ну папочка, ты же знаешь, что он так не ответит. Вы ведь близкие друзья, и он поймет, что у тебя к этому делу особый интерес. Спросишь? Спроси, я тебя очень прошу!
— Я знаю, ты стараешься помочь людям в беде... — задумчиво проговорил адвокат и умолк на не-сколько секунд. — Ладно. Приглашу я, пожалуй, мистера Ролстеда пообедать со мной завтра, и уж тогда...
— Чудесно! — снова нетерпеливо прервала отца Нэнси. — Лучшей возможности выяснить, что ему известно о предсмертной воле Кроули, и придумать нельзя.
— Договорились. Надо только условиться с Ролстедом о времени и месте, Ну, а ты сама не хочешь присоединиться к нам?
Лицо Нэнси засветилось от радости.
— О, папа, конечно! Спасибо тебе большое. Я тебя ужасно люблю. Хорошо бы вы договорились именно на завтра, чтобы нам не терять зря время на поиски. Вдруг вовсе и нет никакого второго заве-щания...
— Нам? — рассмеялся мистер Дру. — Ты хочешь сказать, что могла бы всерьез заняться розысками исчезнувшего документа, если, разумеется, мистер Кроули его все-таки составил?
— Могла бы. А почему нет? — Глаза девушки сверкали в предвкушении необыкновенных событий.

0

4

НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА
— Какие у тебя планы на сегодняшнее утро, Нэнси? — поинтересовался мистер Дру за завтраком.
— Я собиралась съездить в магазин, — ответила девушка. — Понимаешь, — она смущенно улыбну-лась, — предполагается танцевальный вечер в загородном клубе, ну, и я хотела бы купить новое пла-тье.
— Тогда позвони мне перед обедом. Или нет, давай лучше все равно пообедаем вместе, даже если не будет мистера Ролстеда.
— С удовольствием!
— Великолепно. Приезжай ко мне на службу где-нибудь около половины первого, и, если мистер Ролстед примет приглашение, мы за обедом попробуем вытянуть из него все, что возможно относи-тельно Джосиа Кроули и всех его завещаний. — Отодвинув стул, мистер Дру поднялся из-за стола. — Надо ехать, не то я попаду в центр слишком поздно.
Он ушел, а Нэнси, кончив есть, отправилась в кухню помогать Ханне Груин. Ханна позавтракала раньше, чем они с отцом.
— Есть для меня какие-нибудь поручения? — спросила девушка.
— Да, деточка. Вот список. — Домоправительница протянула Нэнси листок бумаги, прибавив:
— И пошли тебе Бог удачи в твоих розысках.
Ханна Груин глядела на Нэнси нежно и задумчиво. Дело в том, что в школе Нэнси очень любили, у нее было множество друзей. Однако, хотя и не по собственной вине, девочка все-таки нажила двух врагов — Аду и Исабел Тофэм. Именно это обстоятельство тревожило Ханну. Отчаянно завидуя Нэн-си, сестры изо всех сил старались как-нибудь опорочить ее в глазах товарищей. Но друзья всякий раз вставали за Нэнси горой. Сестры же Тофэм из-за этого ненавидели
ее еще сильнее.
— Спасибо за поддержку. — Нэнси поцеловала Ханну.
— Чтобы ты ни делала, детка, остерегайся этих Тофэмов. Они просто счастливы будут сделать тебе гадость.
— Обещаю быть бдительной.
Перед уходом Нэнси позвонила Тэрнерам и услышала, что у Джуди ничего не болит и чувствует она себя прекрасно. Однако полиция до сих пор не напала на след мошенников, стянувших у сестер се-ребро, и, узнав об этом, Нэнси
огорчилась.
— Пожалуйста, позвоните мне, если что-нибудь выяснится, — попросила она. Эдна, которая с ней разговаривала, пообещала исполнить просьбу.
В изящном хлопчатобумажном костюмчике светло-коричневого цвета она уселась в свой автомо-биль и покатила в торговую часть города. Широкий проспект, которым она ехала поначалу, кончился, пошли многолюдные улицы с напряженным дорожным движением. Нэнси искусно преодолела все трудности и благополучно поставила машину на стоянку.
— Начну-ка я с платья и зайду к Тэйлору, — решила она.
Магазин Тэйлора был одним из лучших в городе. Внизу Нэнси купила кое-что Ханне, затем подня-лась на второй этаж, в отдел готового платья для девушек.
С продавцами обычно никаких проблем не было. Но почему-то именно в то утро в отделе оказалось необычно много народу; наплыв покупательниц был столь велик, что на какой-то момент продавцы перестали с ним справляться.
Нэнси уселась в удобное кресло и спокойно приготовилась ждать своей очереди. Мысли ее унес-лись к сестрам Тэрнер и маленькой Джуди. Как бы им помочь?..
Из задумчивости ее вывели чьи-то громкие жалобы.
— Что же это творится! Мы тут стоим у вас почти десять минут! — надрывался чей-то визгливый го-лос. — Немедленно пришлите сюда продавщицу!
Повернувшись, Нэнси обнаружила, что это Ада и Исабел Тофэм распекают заведующего отделом.
— Сожалею, но ничего не могу поделать, мисс, — извиняющимся тоном говорил заведующий. — Ви-дите ли, большинство покупателей пришло раньше вас. Все наши служащие...
— Вы, наверное, не знаете, кто мы такие?! — грубо оборвала его Ада.
— Конечно, знаю, — устало отвечал заведующий этажом. — Продавец скоро освободится. Подожди-те немного...
— Мы не привыкли ждать! — ледяным тоном Исабел Тофэм поставила «мелкую сошку» на место.
— Ну и обслуживание! — поддержала сестру Ада. — Вы отдаете себе отчет в том, что наш отец вла-деет значительной частью капитала Тэйлора? Если мы сообщим ему о вашем поведении, он просто велит уволить вас.
— Еще раз прошу меня простить, — тем же усталым голосом сказал заведующий, — но таково пра-вило нашего магазина. Вам придется ждать, пока подойдет ваша очередь.
Ада резко вскинула голову. Глаза ее гневно блеснули, что отнюдь не улучшило внешности дочери Ричарда Тофэма. Ада была нехороша собой — тощая, с дурной кожей и вечно капризной миной на физиономии. Сейчас, исходящая злостью, она стала почти уродливой.
Исабел, гордость семейства Тофэмов, природа в отличие от Ады наделила некоторой привлекатель-ностью, но лицо у нее было на редкость невыразительное. Она усвоила искусственно-светскую манеру вести беседу, которая и раздражала, и смешила. Ее мать питала честолюбивые надежды на то, что Исабел непременно выйдет замуж за представителя какого-нибудь именитого семейства.
— Сочувствую их будущим мужьям! — Нэнси тихонько фыркнула.
В этот момент ее и заметили сестры. Нэнси кивнула им. Исабел в ответ холодно наклонила голову; Ада сделала вид, что никакой Нэнси тут вообще нет.
Тем временем к девицам Тофэм уже спешила продавщица. Обе незамедлительно вылили на голову молоденькой женщины ушат бранных слов за кошмарный проступок, который та совершила: не обслу-жила их своевременно.
— Что вас интересует, мисс Тофэм? — От смущения продавщица была красная как рак.
— Вечерние туалеты.
Было принесено сразу несколько платьев. Нэнси с живейшим любопытством следила за тем, как се-стры, пребывая в скверном расположении духа, едва глянув, отбрасывали в сторону великолепные модели. Они находили дефекты в каждом наряде.
— Вот очень элегантная вещь. — Надеясь на сей раз угодить покупательницам, продавщица развер-нула перед девицами Тофэм изысканно красивое платье из шифона и кружев. — Только сегодня ут-ром получили.
Ада взяла платье в руки, окинула его взором, небрежно скомкала и швырнула в кресло. Продавщица побрела за новыми туалетами.
Воздушно-легкое платье, порядком измятое, соскользнуло с кресла на пол. К ужасу Нэнси, Ада еще и наступила на него, когда повернулась, чтобы рассмотреть что-то другое. Испытывая к сестрам на-стоящее отвращение, Нэнси подошла и подобрала платье с полу.
— Оставь! — крикнула Ада, недобро сверкнув глазами. —-Никто не нуждается в твоей помощи!
— Ты его берешь? — спокойно спросила Нэнси.
— Не твоего ума дело!
Нэнси, не отходя, стояла с платьем, и рассвирепевшая Ада резким движением выхватила его у нее из рук, основательно порвав при этом шифоновую юбку.
— Боже мой! — испугалась Исабел. — Что ты наделала! Немедленно уйдем отсюда!
— Почему это? — нахально и во всеуслышание удивилась ее сестра. — Виновата не я, а Нэнси Дру. От нее всегда одни неприятности.
— Моей вины тут нет, — сказала Нэнси.
— Пойдем, Ада, — дрожащим голосом просила Исабел. — Идем, пока не вернулась продавщица.
Ада неохотно повиновалась и последовала за сестрой.
Нэнси, не двигаясь, смотрела, как они с неприличной поспешностью бросились к лифту. В эту ми-нуту появилась продавщица с целым ворохом нарядных платьев и застыла в недоумении при виде порванного шифона.
— Что это? Куда делись мои покупательницы? Не говоря ни слова, Нэнси повела головой в сторону лифта. Потом сказала:
— Я тоже ищу вечернее платье. Это рваное мне очень нравится. Как вы думаете, его можно зашить?
— Господи, откуда же я знаю! — В голосе продавщицы звучали слезы. — Теперь мне, наверное, при-дется за него отвечать... А разве я в состоянии оплатить такую дорогую вещь?
— Я уверена, что фирма не потребует с вас денег. — Нэнси старалась успокоить расстроенную жен-щину. — В крайнем случае, я сама поговорю с заведующим. Обычно такую вещь просто продают с большой скидкой.
— Спасибо вам, — продавщица как будто пришла в себя, — Я позову мисс Рид, портниху, посмот-рим, можно ли помочь горю.
— Но все-таки сначала давайте я примерю платье, — улыбнулась Нэнси.
Они нашли свободную примерочную. Нэнси сняла юбку блузку, надела через голову прелестный бледно-голубой вечерний наряд и продавщица застегнула на ней молнию.
— Как вам идет! — восхищенно проговорила она.
— И я себя в нем отлично чувствую. Вот теперь, пожалуйста, позовите портниху.
Появилась мисс Рид, немолодая седовласая дама. За несколько минут она переделала складки на шифоновой юбке; дыра исчезла, а общий вид платья только улучшился. Вернулась продавщица:
— Я объяснила заведующему, что произошло. Он согласился, если, конечно, вы не передумали покупать платье, уменьшить цену вдвое.
— Замечательно! — возликовала Нэнси. — Это мне как раз по карману. Никаких сомнений: я его не-медленно беру. Пришлите, пожалуйста, платье... — Она продиктовала имя и адрес. А про себя усмех-нулась: «Ада Тофэм нечаянно оказала мне большую услугу. Но если когда-нибудь она узнает, чем кончилась эта история, то просто лопнет от злости!» — Нэнси едва не хихикнула вслух, но сдержа-лась.
— Мне было очень приятно обслужить вас, мисс Дру, — сказала продавщица, когда мисс Рид покинула примерочную и они остались вдвоем. Нэнси тем временем надевала перед зеркалом свой костюмчик. — Но меня страх берет при мысли, что сестры Тофэм снова появятся в нашем магазине. Какие же они злые и чванливые! И станут еще хуже, когда получат богатство Джосиа Кроули. Вот увидите!
Женщина понизила голос.
— С наследством-то еще далеко не все ясно, а они уже подсчитывают, сколько им достанется. На прошлой неделе я слышала, как Исабел сказала сестре:
— Деньги старика мы получим. Иначе и быть не может. Бумага составлена в нашу пользу, и все фор-мальности в ней соблюдены. Зря папа беспокоится, что кто-нибудь представит более позднее завещание и у нас все отнимут. Откуда ему взяться?
Нэнси была достаточно осмотрительна, чтобы не начать сплетничать с продавщицей. Но информа-ция ее, разумеется, заинтересовала и даже привела в волнение. Раз мистер Тофэм так тревожится, значит, и у него есть подозрения, что где-то лежит завещание, которое может в любой момент лишить первое законной силы.
Разговор с продавщицей напомнил девушке, что у нее назначена встреча. Взглянув на свои часики, Нэнси обнаружила, что уже больше двенадцати.
— Поеду, иначе опоздаю на свидание с папой, — объяснила она продавщице.
Из магазина Нэнси отправилась прямо в контору к отцу.
До условленного часа оставалось несколько минут, но мистер Дру уже ждал ее и был готов к вы-ходу.
— Как успехи, папа? — возбужденно спросила девушка. — Удалось договориться с мистером Рол-стедом насчет обеда?
— Да, мы с ним условились встретиться через десять минут в отеле «Королевский». Ты по-прежнему считаешь, что я должен выспросить у него все, что ему известно о завещании Кроули?
— Конечно! Сейчас мне это важнее, чем когда бы то ни было.
Она пересказала отцу все, что ей наговорила продавщица у Тэйлора.
— М-да, — в раздумье протянул мистер Дру. — Юридическим доказательством это, естественно, служить не может, но старые поговорки обычно не лгут; действительно, нет дыма без огня... Ладно, пошли.
Отель «Королевский» стоял совсем близко, примерно в квартале ходьбы от адвокатской конторы. Быстрым шагом отец и дочь одолели это расстояние в несколько минут. Мистер Ролстед ждал их в холле. Карсон Дру познакомил его с Нэнси и повел в ресторан, где им был оставлен столик.
Поначалу разговор вертелся вокруг всяких второстепенных и незначительных предметов. Потом ад-вокаты с воодушевлением предались воспоминаниям о своем университетском житье-бытье. Потом заговорили на профессиональные темы, Нэнси уж испугалась, что они так и не доберутся до наследства Кроули.
За десертом, однако, мистер Дру умело повернул беседу в нужное русло, начав с того, что припом-нил несколько сложных и необычных дел, которые ему довелось вести.
— Кстати, — заметил он, как бы между прочим, — что-то я ничего не слышу о подробностях дела Кроули. Как там с правом Тофэмов на наследство? Другие родственники наверняка ведь пытаются опротестовать завещание?
С минуту Ролстед сидел молча. Нэнси нервничала: вдруг он не пожелает обсуждать эту тему?
Но адвокат все же ответил на прямой вопрос.
— Окончательного решения по делу Кроули я не получал. Но признаюсь тебе, Карсон, что следил за ним довольно пристально в связи с некоторыми прошлогодними событиями. И считаю, что, поскольку завещание написано по всем правилам, опротестовать его не удастся.
— Стало быть, Тофэмы целиком унаследуют огромное состояние...
— Бесспорно — если не обнаружится документ, составленный позже.
— Еще одно завещание? — с самым невинным видом изумился мистер Дру. — Ты веришь, что Кро-ули мог его составить?
Мистер Ролстед заколебался, словно решал, имеет ли он право разглашать чужую тайну. Потом, быстро оглядевшись по сторонам, сказал, понизив голос:
— Разумеется, строго между нами...

0

5

НАПЕРЕГОНКИ С ГРОЗОЙ
— Между нами? — повторил мистер Дру, глядя на Ролстеда. — Можешь быть абсолютно уверен, Генри: что бы ты нам ни поведал, ни одна живая душа не услышит об этом ни единого слова ни от ме-ня, ни от Нэнси.
— Ладно. Вот что я вам расскажу. Приблизительно год тому назад ко мне пришел Джосиа Кроули и объявил, что хочет составить новое завещание. Идея его заключалась в том, чтобы разделить нажи-тое богатство между несколькими людьми. Он выразил желание написать завещание самостоятельно и задал мне несколько деловых вопросов. Я отвел его к себе в контору и по пунктам разъяснил, как и что нужно сделать. Уходя, он пообещал показать мне бумагу, как только она будет готова.
— Значит, ты действительно видел это новое завещание? — удивленно спросил мистер Дру.
— В том-то и дело, что не видел. Как ни странно, Кроули у меня больше не объявлялся, и я понятия не имею, написал он его или нет.
— А если все-таки написал, есть вероятность, что оно не будет признано законным? — не удержа-лась Нэнси.
— Есть. Он мог отпечатать бумагу на машинке и подписать ее сам, без свидетелей. А в нашем штате в этом случае требуется по меньшей мере два свидетеля. Желательно даже, чтобы их было трое.
— Но что делать, если человек тяжело болен или при смерти и рядом никого нет, а он хочет оставить завещание? Мистер Ролстед пожал плечами.
— Подобные вещи иногда случаются, При условии, что бумага составлена от руки и на ней есть под-пись завещателя, сомнений в том, что и текст, и подпись принадлежат одному лицу, не возникает. И суд по делам наследства утверждает такое завещание.
— Выходит, если мистер Кроули собственноручно написал и подписал документ, он будет признан законным? — Нэнси напряженно старалась вникнуть в суть проблемы.
— Совершенно справедливо. Но есть еще одно обстоятельство, и его нельзя упускать из виду. Не будучи юристом, Довольно трудно составить такое завещание, в котором все было бы абсолютно пра-вильно с точки зрения закона. Все, до последней запятой.
Мистер Дру кивнул, соглашаясь:
— Если в завещании, написанном им самостоятельно, без посторонней квалифицированной помощи, Джосиа Кроули оставил хоть крошечную лазейку для Ричарда Тофэма, тот немедленно потащит дело в суд.
— Безусловно. Можно заранее не сомневаться, что Тофэмы в любом случае будут сражаться за деньги Кроули не на живот, а на смерть. Остальные родственники, я думаю, подали иск о праве на на-следование, однако, у них до сей поры нет доказательств того, что существуют два завещания — бо-лее раннее и более позднее. Позиция их поэтому на сегодняшний день безнадежна.
Генри Ролстед откашлялся и вытер рот салфеткой.
Нэнси ни словом, ни взглядом не выдала своих эмоций. Но, поняв из рассказа мистера Ролстеда, что Джосиа Кроули, вероятно, и в самом деле написал новый документ, отменяющий прежний, в глубине души разволновалась еще больше.
Официант принес счет, мистер Дру расплатился, они поднялись и вышли из ресторана. В холле мис-тер Ролстед попрощался со старым приятелем и Нэнси.
— Ну как, выяснила, что хотела? — спросил отец, едва адвокат скрылся из виду.
— Папа! Я именно это и подозревала. Теперь мне никто не докажет, что второго завещания не суще-ствует. Мистер Кроули его где-то спрятал. Если бы только догадаться, где!
— Но это же все равно, что искать иголку в стоге сена, — пытался остудить пыл дочери мистер Дру.
— Я должна отыскать его как можно скорее. — Нэнси говорила серьезно и твердо. — Я хочу помочь маленькой Джуди.
На следующее утро, едва проснувшись, она снова принялась размышлять о тайне старого Кроули. С чего начать розыски, как отыскать путеводную нить? Принимая душ и одеваясь, Нэнси не пе-реставала обдумывать все известные ей варианты, но так ни к чему и не пришла.
Пора было завтракать.
— Доброе утро! — ласково поздоровались с ней отец и Ханна Груин, когда она переступила порог столовой. За завтраком мистер Дру спросил:
— Можешь выполнить небольшое поручение, Нэнси?
— Конечно, папа.
— Нужно поехать в Мэйсонвилл и передать судье Харту несколько юридических документов. Но пе-редать обязательно до полудня. Видишь, какое дело... Я бы, разумеется, поехал сам, но у меня сего-дня несколько важных встреч, которые уже нельзя отменить. Буду тебе страшно признателен, если ты меня выручишь.
— Да я охотно съезжу в Мэйсонвилл, папа. К тому же и день сегодня прекрасный. Будет отличная прогулка. Где бумаги?
— В конторе. Отвезешь меня в центр, там их и получишь.
Сегодня на Нэнси было желтое платье с глубоким вырезом на спине и жакетик из материала того же цвета. Она побежала за сумочкой и перчатками. Не успел мистер Дру собрать свой портфель, а она уже вывела машину из гаража и ждала его у парадной двери.
— Я опустила верх, пусть нас погреет солнышко, — объяснила она отцу, когда тот садился в автомобиль.
— Пусть погреет, возражений нет. Но я что-то не слышу, чтобы ты сегодня упоминала о деле Кро-ули, — поддразнил адвокат дочку, пока та выруливала на дорогу. — Ты что, забыла про него?
Лицо Нэнси помрачнело.
— Нет, не забыла, конечно, но должна признаться, что не могу найти путь к его решению. Передо мной тупик, и выхода из него не видно.
— Может быть, я смогу тебе помочь... Знаешь, я ведь выяснил, как зовут двух этих девушек с Ри-вер-роуд, ну тех, которые тоже надеялись быть упомянутыми в завещании. Их фамилия Хувер. Ты могла бы, не откладывая дела в долгий ящик, заехать к ним на обратном пути.
— Грандиозно! Я найду их по почтовому ящику на дверях.
Они подъехали к зданию, где помещалась контора мистера Дру. Нэнси осталась ждать в машине, по-ка отец поднимется наверх и возьмет документы для судьи Харта. Мистер Дру вернулся через не-сколько минут и вручил дочери объемистый пакет в плотной оберточной бумаге.
— Отдашь это судье. Ты знаешь, где его найти?
— А как же! В старом здании Торговой трест-компании.
— Правильно.
Нэнси решила ехать в Мэйсонвилл по новому шоссе. Ведя машину, она время от времени погляды-вала по сторонам, любуясь аккуратными квадратами полей, засеянными рожью и пшеницей. Там, где кончались поля, до самого горизонта тянулись округло-мягкие зеленые холмы.
— Какая красота... — думала девушка. — Хорошо бы и люди стали такими же добрыми и славными, как эта живописная природа, и не причиняли зла друг другу...
Было уже почти одиннадцать, когда Нэнси въехала в Мэйсонвилл. В конторе выяснилось, что мис-тер Харт ушел в здание суда. Помня просьбу отца доставить пакет не позднее полудня, она отпра-вилась на поиски судьи.
Найти его оказалось задачей не такой уж и легкой; когда Нэнси протянула ему пакет в оберточной бумаге, как раз пробило двенадцать.
— Большое спасибо, — поблагодарил девушку судья. — Эти документы потребуются мне сразу по-сле обеда. Нэнси улыбнулась:
— Хорошо, что я вас застала.
Узнав, что Нэнси — дочь Карсона Дру, судья Харт принялся настаивать, чтобы она пообедала у него дома, прежде чем пустится в обратный путь.
Нэнси согласилась и очень приятно провела время у Хартов. За обедом судья, смеясь, поинтересо-вался, не служит ли мисс Дру личным адвокатом у собственного отца.
— Служу. А почему бы и нет? — Нэнси поддержала шутку и тоже, как бы полушутя, сообщила, что адвокат интересуется делом Кроули.
— Вы случайно не знали Джосиа Кроули или хотя бы не слышали о нем?
Оказалось, это имя Картам хорошо известно.
— Их прислуга перешла к нам после смерти миссис Кроули, — объяснил судья. — Джейн, бедняжка, и сама недавно скончалась.
— Мы с Джосиа никогда не были знакомы, — добавила миссис Харт, — но Джейн как-то показала его нам с мужем на улице.
— А не знаете, были у него в Мэйсонвилле друзья или родственники?
— Скорее всего, нет, — сказал судья.
Нэнси удивилась: зачем тогда старый Джосиа явился в городок, где у него нет ни родственников, ни друзей? Особых достопримечательностей в Мэйсонвилле не имелось, на экскурсии туда не ездили. В чем же дело?
Этот вопрос заинтересовал Нэнси еще больше, когда жена судьи припомнила, что и второй раз виде-ла мистера Кроули у них в городе.
— Давно это было?
— Пожалуй, с год тому назад; нет, даже меньше, — что-то сопоставив в уме, ответила миссис Харт.
Обед завершился; судья Харт извинился перед Нэнси, сказав, что должен срочно ехать по делам и покинул дом. Нэнси и самой пора было в путь. Она поблагодарила миссис Харт за гостеприимство и пожелала ей всех благ. Вскоре темно-синий автомобиль с открывающимся верхом на хорошей скоро-сти мчал хозяйку в направлении дома.
— Зачем же мистер Кроули приезжал в Мэйсонвилл? — в который раз спрашивала себя Нэнси. — Нет ли тут какой-то связи со вторым завещанием?
Выбрав маршрут, который должен был в самый короткий срок привести ее на Ривер-роуд, она минут через тридцать свернула на тенистую окраинную улочку. Улочка тянулась вдоль реки Мискоки. Напомнив самой себе фамилию сестер («Хувер»), Нэнси принялась читать надписи на почтовых ящиках.
Примерно на полпути к Ривер-Хайтс, вдоволь налюбовавшись пасторальными сценками — коровы по колено в воде, овцы, мирно щиплющие траву на пушистых ярко-зеленых склонах, — Нэнси внезап-но обнаружила, что солнце куда-то скрылось и вокруг потемнело.
— Собирается гроза, — догадалась она, глядя, как черные тучи стремительно несутся по небу. — Надо скорее поднять верх. Она надавила пальцем на кнопку приборной доски, но та не сработала. Озадаченная Нэнси нажала еще раз, однако результат был тем же. По машине между тем застучали крупные капли дождя.
— Промокну ведь... — Нэнси огляделась по сторонам. Никакого убежища, где можно спрятаться от непогоды, поблизости не было. «Вдруг за поворотом дом или хотя бы сарай?» — Она прибавила газу.
Быстрая зигзагообразная молния прочертила небо. Раздался сокрушительный удар грома; казалось, земля вздрогнула и раскололась. Дождь забарабанил еще яростнее.
— И почему я не взяла с собой плащ? — Губы у путешественницы тряслись.
За поворотом, на расстоянии примерно в четыреста метров, она разглядела какое-то строение с гро-моотводом на крыше и приободрилась. Немного подальше стоял маленький белый домик.
— Вдруг там живут Хуверы?.. — размечталась Нэнси.
Гроза тем временем разбушевалась вовсю. Небо почернело, точно ночью; пришлось включить фары, чтобы видеть дорогу. Девушка вымокла до нитки, но думала теперь не о том, как обсушиться, а о том, как избежать опасности. Она включила дворники, но и это не помогло: дождь хлестал по ветровому стеклу с такой силой, что и в нескольких метрах уже ничего было не разглядеть. Дорога, моментально раскиснув, превратилась в море грязи.
Несколько раз в жизни Нэнси попадала в грозу, но в такую страшную — никогда. Было боязно, что машину занесет и она свалится в кювет, так и не добравшись до спасительного сарая.
— Сколько же до него осталось? — недоумевала путешественница, нервничая. — Казалось, что не-далеко...
В этот миг по небу слева от Нэнси пронесся и ринулся вниз гигантский огненный шар.
— Господи! Совсем рядом... — Девушка съежилась от ужаса. От электрических разрядов покалыва-ло кожу на лице и руках. Но тут на душе у Нэнси полегчало.
— Наконец-то! — выдохнула она.
Справа, на краю дороги, неясно вырисовывались контуры сарая, окутанного плотной пеленой дождя. Она разглядела широкие, распахнутые настежь двери и, не колеблясь, въехала внутрь.
В ту же секунду раздался чей-то пронзительный крик.

0

6

НЕОЖИДАННЫЙ СЮЖЕТ
Нэнси застыла за рулем. Может, она кого-то нечаянно сшибла? Сердце бешено колотилось от стра-ха. Нэнси отворила дверцу машины, собираясь выйти.
От копны сена, стоявшей сбоку, отделилась темная фигура.
— Я, наверное, сильно напугала вас своим дурацким воплем, — произнесла девушка примерно тех же лет, что и Нэнси, делая шаг к автомобилю.
— Вы... С вами ничего не случилось? — Нэнси тяжело дышала.
— Конечно, ничего. Простите, что закричала. Я пришла сюда проверить, сколько осталось корму для цыплят. Мне даже в голову не приходило, что разразится такая жуткая гроза; я и не тревожилась на-счет того, как попасть домой.
— Гроза просто кошмарная... — Нэнси чуть-чуть успокоилась.
— Не говорите. Когда она началась, мне стало по-настоящему страшно. Шума автомобиля я не слы-шала и совсем впала в панику при вашем появлении.
Отдышавшись, Нэнси представилась незнакомке и рассказала про свою беду.
— Верх у машины не опускается, видите? Наверное, сломалась пружина. Поэтому я и промокла до костей.
— Досада какая! — посочувствовала девушка. — Вам надо поскорее обсушиться. Смотрите, туча уходит, и дождь стал слабее; давайте попробуем пробраться к дому. Грейс вам тоже поможет... Грейс — это моя сестра. А меня зовут Элисон. Элисон Хувер.
Хувер! Нэнси ощутила было сильное искушение признаться Элисон, что именно к ним в дом она и стремилась, но быстро передумала. Лучше сейчас об этом не говорить. Расследование должно вес-тись по-умному.
Она улыбнулась Элисон.
— Огромное вам спасибо. Но прежде я хотела бы привести в порядок машину. Не найдется здесь па-ры каких-нибудь тряпок?
Элисон поискала и кое-что нашла. Вдвоем они насухо вытерли сиденья и пол в автомобиле. К этому времени кончился дождь. Пока девушки шлепали по лужам к дому, Нэнси успела как следует рассмотреть спутницу. У высокой и стройной Элисон оказались пышные рыжевато-золотистые во-лосы и очень белая кожа. Природа одарила ее красивым голосом; смех у нее тоже был приятным и мелодичным.
В конце концов, она и Нэнси добрались до захудалого деревенского домика. На заднем крыльце обе дружно потопали ногами, стряхивая с туфель налипшую грязь, а потом Элисон гостеприимно раство-рила дверь, и Нэнси вошла в светлую, веселую кухоньку.
Какая-то девушка, закрывая духовку газовой плиты допотопного вида, обернулась на стук двери и удивленно воззрилась на нее.
— Грейс, я привела гостью. — Элисон поторопилась внести ясность в происходящее. — Нэнси, по-знакомьтесь, пожалуйста, с моей сестрой. Грейс — глава и опора нашей крохотной семьи.
Грейс Хувер, приветливо улыбаясь, поздоровалась с Нэнси. Гостья прикинула, что по виду она года на четыре старше, чем Элисон. Выражение лица у нее было более серьезное, а манера держаться на-водила на грустную мысль, что ответственность за сестру легла ей на плечи весьма рано.
Нэнси обе девушки очень понравились, она с легкостью приняла их радушие и дружескую помощь. Элисон принесла ей сухое платье, Грейс повесила одежду Нэнси сушиться у плиты и тут же достала из чулана гладильную доску, намереваясь сперва проутюжить мокрые вещи.
Нэнси, однако, даже слышать об этом не захотела и сама
взялась за утюг.
— Глажка — это даже развлечение, — успокоила она сестер. — Представить не могу, девочки, что бы я без вас делала.
— Ваш приход для нас — радость, — отозвалась Элисон. — Мы мало с кем поддерживаем знакомство. Честно говоря, нам это просто-напросто не по средствам.
Грейс вынула из духовки великолепный золотисто-коричневый пирог и поставила его на стол, чтобы он немного остыл.
— Давайте хоть сегодня не будем вспоминать про деньги. У нас праздник — день рождения Элисон, на столе именинный пирог. Что еще нужно? Если вы не слишком спешите, Нэнси, разделите с нами наше скромное торжество.
Нэнси приняла приглашение с большим удовольствием.
— Пироги у Грейс всегда зверски вкусные, — гордо сказала Элисон. — Сама-то я по части кулинар-ных подвигов не слишком. Поле моей деятельности — амбар да цыплята.
Нэнси быстро высушила утюгом платье и жакетик и снова надела их. За это время пирог остыл, и Грейс принялась заливать его сверху шоколадной глазурью.
— Вы бы пока посидели в гостиной, — предложила она сестре и Нэнси. — А я принесу туда пирог и чай.
Нэнси с Элисон отправились в соседнюю комнату. Там было уютно, но мебели стояло совсем немно-го. Крашеный пол покрывали потрепанные коврики ручного плетения. Старомодный диван, стол про-стого дерева, три-четыре стула с прямыми спинками, масляная печь, обогревающая помещение в хо-лодную погоду, — вот, пожалуй, и вся обстановка. На окнах, однако, висели элегантные белые зана-вески, и Нэнси поняла: несмотря на бедность, сестры Хувер стараются сделать свой дом уютным и привлекательным.
— Так вы и живете здесь одни? — спросила она у хозяйки. Элисон кивнула.
— Мы с Грейс поселились тут после смерти папы. Его не стало два года назад... Мама умерла еще раньше, — прибавила девушка, и голос ее на миг прервался. — Их болезни унесли все, что было в доме. Без остатка,
— От души вам сочувствую. — Исполнившись глубокого сострадания, Нэнси ни капельки не преуве-личивала. — Это, должно быть, нечеловечески трудно — двум девушкам содержать ферму...
— Ферма не так велика, как прежде, — негромко и печально проговорила Элисон. — У нас сохрани-лось всего два гектара земли. Я понимаю, Нэнси, из вежливости вы не решаетесь спросить, как мы все же сводим концы с концами. Я вам объясню: Грейс помогает портнихе в Мэйсонвилле — конечно, когда случается работа. И себе, и мне она все шьет сама. А я выращиваю цыплят.
Из-за двери вдруг зазвучала знакомая песенка:
— С днем рождения тебя! С днем ро...
Нэнси подхватила мелодию и вдвоем с Грейс они допели:
— ...ждения тебя! С днем рождения тебя, дорогая Элисон! С днем рождения тебя!
Грейс водрузила на стол пирог с восемнадцатью горящими свечами, и они с Нэнси исполнили второй куплет со словами: «И живи много лет!..»
У Элисон в глазах стояли слезы. Едва песня кончилась, именинница бурно обняла сестру, а потом и гостью.
— Это мой лучший день рождения за последние годы. — Губы у нее дрожали.
— И один из самых замечательных, на каких мне приходилось бывать, — искренне призналась Нэн-си.
Элисон вдруг запела старую английскую балладу, очень красивую и мелодичную, про день рож-дения деревенской девушки. Нэнси слушала, пораженная чистым, серебристо-звонким голосом исполнительницы. Когда Элисон смолкла, она зааплодировала:
— Великолепно! У вас чудесный голос, Элисон! Та радостно засмеялась.
— Правда, Нэнси? Большое вам спасибо. Я с детства мечтала учиться пению, но уроки, вы же знае-те, стоят баснословно дорого...
Вошла Грейс, неся поднос с душистым ароматным чаем. Пока она его разливала, Элисон задула свечи, нарезала и разложила пирог по тарелкам.
— Ничего вкуснее никогда не пробовала! — воскликнула Нэнси в полном восторге.
Они сидели втроем и разговаривали непринужденно, доверительно, точно старые друзья. Наконец сквозь тучи проглянуло солнце, и Нэнси вспомнила, что ей пора домой. Она поднялась из-за стола,и тут взгляд ее совершенно случайно упал на картину, висевшую над диваном. Картина показалась ей оригинальной, выразительной, и она сказала об этом Грейс и Элисон.
— Эту картину нам подарил дядя Джосиа. Джосиа Кроу-ли... — Элисон помолчала. — Был бы он жив, все у нас пошло бы по-другому.
При звуках имени Кроули Нэнси снова опустилась на стул. А вдруг сейчас она услышит нечто та-кое... Нечто такое, что подтвердит существование второго завещания?
— По-настоящему, он не был нашим дядей, — уточнила Грейс. — Но мы любили его, как самого близкого родственника. — Горло у нее перехватило, минуту-другую девушка не могла говорить. По-том, справившись с волнением, продолжала:
— Он обитал тут поблизости, на соседней ферме. Тогда еще папа и мама были живы. Все наши с Элисон несчастья нагрянули как-то сразу, в одно и то же время.
— Человека лучше, чем он, не было на свете, — вздохнула Элисон. — Многие считали его чудаком, но те, кто знал дядю Джосиа близко, не обращали внимания на его странности. К нам он был так добр! Мне, например, обещал помочь стать певицей...
— Это правда, — подтвердила Грейс. — От пения Элисон дядя всегда приходил в восхищение, гово-рил, что у нее серебряное горлышко, как у птички, и собирался нанять ей какого-нибудь знаменитого педагога. Увы, поселившись у Тофэмов, он про это больше не вспоминал.
— Между прочим, ему у Тофэмов очень не нравилось, — заметила Элисон. — С ним скверно обра-щались, ему даже приходилось скрывать, что он навещает нас с сестрой.
— Дядя Джосиа часто говорил, что относится к нам, как к родным детям, — грустно улыбнулась Грейс. — Он засыпал нас чудесными подарками, но мы любили его не за подарки, а за то, что он такой хороший. Когда мы виделись с ним в последний раз, он сказал: «Я готовлю вам крупный сюрприз, де-вочки. Хочу, чтобы вы были счастливы. Никаких подробностей рассказывать не стану; вы все узнаете из моего завещания». Это были его собственные слова.
— А потом все получили Тофэмы. — В словах Элисон звучало скорее удивление, чем обида. — По какой-то непонятной причине он изменил решение.
— Невозможно поверить, что дядя Джосиа забыл о своем обещании и вообще о нас, — с прежней грустью проговорила Грейс.
— Вот было бы здорово, если бы вдруг нашлось второе завещание! Более позднее, чем то, где на-следники — Тофэмы. Правда, Нэнси?
— Правда, Элисон, — медленно ответила Нэнси. — По моим сведениям, мистер Кроули говорил и еще кое-каким людям, что собирается оставить им деньги. Например, сестрам Тэрнер. Вы их знаете?
— Совсем немного.
— Мой папа — адвокат, — продолжала Нэнси. — Мы с ним оба очень заинтересовались историей с наследством мистера Кроули. Это от папы я узнала вашу фамилию. Признаться честно, девочки, я и ехала-то сегодня к вам, чтобы поговорить на эту тему.
Элисон с живостью схватила Нэнси за руку.
— Вы сказали, что ваш отец — адвокат? Мы-то с Грейс ни капельки не сомневаемся, что дядя Джо-сиа написал новое завещание — уже после того, как был у нас в последний раз. Если бы только мож-но было попросить вашего отца помочь нам это доказать!
Но лицо девушки тут же омрачилось, глаза погасли.
— Я позабыла... У нас ведь нет денег, чтобы заплатить, если мы проиграем дело.
— Пусть это вас не тревожит. — Нэнси с неподдельным дружелюбием глядела на Элисон.
— Сегодня день вашего рождения, вы должны забыть о делах и чувствовать себя счастливой. Боль-ше всего я желаю вам знаете чего? Чтобы еще до того, как вы станете на год старше, вам отошла часть денег Кроули и вы наконец смогли брать эти ваши уроки пения!

0

7

ВАЖНОЕ СВИДАНИЕ
Сестры дошли вместе с Нэнси до сарая.
— Приезжайте к нам! — попросила Грейс, пока юная сыщица усаживалась в свой автомобиль.
— Да, пожалуйста, приезжайте, — горячо присоединилась к сестре Элисон.
Нэнси дала слово, что приедет.
— Как только появятся какие-нибудь новости, — сказала она.
Небо прояснилось, но Ривер-роуд продолжала оставаться грязной и скользкой. Нэнси стало ясно, что ближайшие два километра — до асфальтированного шоссе — ей придется вести машину с край-ней осторожностью.
— Ничего странного, что по этой Ривер-роуд почти не ездят, — бурчала она себе под нос. — Да, но каким же способом Грейс и Элисон добираются до города?
Автомобиля у дверей сестер она не заметила, автобусы же здесь не ходят.
«До чего мне хочется, — продолжала рассуждать про себя Нэнси, — чтобы я или кто-нибудь другой, неважно кто, установил место, где старый Кроули спрятал свое последнее завещание, и чтобы по это-му завещанию и Тэрнеры, и Хуверы получили побольше денег. Они так в них нуждаются!.. Надо побы-стрее сообщить папе о новых обстоятельствах нашего дела...»
Она решила ехать к отцу прямо в офис — вдруг тот еще не ушел? Поставила машину на ближайшую стоянку и, отойдя чуть-чуть, скорбно осмотрела ее со стороны.
— Бедняжка! Придется тебя как следует выкупать! Мистер Дру был на месте. Увидев дочь, он по-спешно поднялся из-за стола, подошел и поцеловал ее.
— Как хорошо, что ты приехала! Я страшно беспокоился, не случилось ли чего, когда началась эта небывалая гроза. Ханна недавно звонила, сказала, что ты до сих пор не вернулась; я проклинал себя, что послал тебя в Мэйсонвилл.
Нэнси рассмеялась.
— А я вот она — целая и невредимая! Бумаги судье Харту доставлены; мало того, я еще выяснила у него и миссис Харт, что старый Кроули несколько раз побывал в Мэйсонвилле незадолго до смерти. Но и это не все: я познакомилась с сестрами Хувер.
Она подробно описала свой визит на Ривер-роуд, пересказала разговоры с Грейс и Элисон и, конеч-но, попросила отца помочь сестрам.
— Судя по тому, что ты услышала, дочка, Джосиа Кроули, пожалуй, и в самом деле оставил второе завещание, куда включил этих девушек в качестве наследниц, — произнес адвокат. — Я все больше верю в это. И охотно помогу им, чем сумею.
Он спросил, не получила ли Нэнси от сестер Хувер каких-нибудь особенно ценных сведений о мистере Кроули — скажем, о его привычках или о чем-нибудь еще, что могло бы подсказать место, где спрятан документ.
Нэнси отрицательно покачала головой, и тогда мистер Дру предложил пригласить девушек в его кон-тору и кое-что с ними обсудить.
— Отвечая на мои вопросы, они, быть может, припомнят что-нибудь важное.
Адвокат с минуту изучал свой настольный календарь, потом поднял глаза:
— Как ты смотришь на то, чтобы позвать их завтра в два сорок пять? Я смогу уделить им примерно полчаса.
Вместо ответа Нэнси крепко обняла отца и попросила разрешения позвонить Хуверам прямо из кон-торы.
Грейс и Элисон живо откликнулись на приглашение; Нэнси сказала, что заедет за ними, привезет в город, а потом доставит обратно домой.
— Нэнси, вы ангел! — в полном восторге закричала Элисон в трубку. — Теперь я поняла, вы твердо решили раскрыть тайну завещания!
В голову Нэнси пришла неожиданная идея. Она спросила Элисон, на сколько они с сестрой смогут задержаться в Ривер-Хайтс,
— Господи! На сколько надо, на столько и задержимся.
— Отлично. Тогда я приглашаю вас к нам на ужин.
— К сожалению, я не смогу присоединиться к вашей компании. — Мистер Дру объяснил дочери, что на завтра приглашен на обед, а вечером у него совещание.
В эту минуту в дверях адвокатской конторы показался мэр Ривер-Хайтс, и девушка поднялась со стула. Она обменялась с мэром несколькими фразами и повернулась к отцу:
— До скорого, папа.
По дороге домой Нэнси притормозила на небольшой узкой улочке у дверей старомодного особняка. В нем жил синьор Масканьи, знаменитый учитель пения. Год назад, уйдя на покой, маэстро поселился в их небольшом городке, но нескольких особенно одаренных учеников все-таки продолжал обучать своему искусству. Нэнси представилась пожилому краснолицему джентльмену с гривой пышных седых волос и, что называется, сразу взяла быка за рога.
— Синьор Масканьи, не согласитесь ли вы послушать мою подругу и честно сказать — есть у нее шансы стать настоящей певицей или нет? Если есть и она сумеет достать денег, чтобы платить за уроки, может быть вы возьметесь учить ее?
Синьор Масканьи некоторое время безмолвно разглядывал Нэнси, потом заговорил:
— Не похожи вы на человека, который явился с бессмысленной идеей. Обычно я не беру начинаю-щих. Но соглашусь послушать, как поет ваша подруга. Однако зарубите себе на носу, мисс, ничего, кроме правды, вы от меня не услышите, и если ваша приятельница никуда не годится, — он рассмеялся, — я сообщу ей об этом тут же. А она уж пусть как-нибудь переживет обиду.
Тут засмеялась и Нэнси:
— Больше всего на свете уважаю честность. Подруга моя, по совести говоря, даже не подозревает, что я пришла к вам с этой просьбой; то, что вы готовы ее послушать, будет для нее полной неожидан-ностью. Сама я в голосах, конечно, ничего не смыслю, но почему-то думаю, что она вас не разочарует. В любом случае, мы обе будем вам очень признательны и подчинимся любому приговору.
Нэнси условилась с синьором Масканьи, что привезет Элисон на следующий день в четыре часа, и ушла от него, терзаемая противоречивыми чувствами.
«Может быть, я встала на опасный путь? — спрашивала она себя по дороге домой. — Может быть, и так. Но интуиция, та самая, про которую говорил папа, убеждает меня, что надо идти напролом...»
Назавтра, заехав за Хуверами, Нэнси ни словом не обмолвилась о визите к синьору Масканьи. Все вместе они отправились в контору к мистеру Дру, и последний тотчас принялся расспрашивать сестер о мистере Кроули.
— Насколько мне известно, ваш покойный друг был человек до некоторой степени... ну, скажем так, эксцентричный, — начал адвокат, обращаясь к Грейс и Элисон. — Я прошу вас вспомнить и расска-зать мне обо всем, что делал или говорил Джосиа Кроули. Обо всем, что поможет нам понять ход его мыслей и позволит установить место, куда он спрятал свое второе завещание.
— Дядя Джосиа был довольно рассеян. — Грейс ответила первой. — Сколько раз я видела, как он рыщет по дому в поисках очков, а те у него на лбу.
— А он терял вещи?
— О да! — рассмеялась Элисон. — Дядя Джосиа имел привычку все прятать в «безопасные места». Это он их так называл. Но места оказывались «безопасными» до такой степени, что ему уже не удава-лось отыскать спрятанное.
— Следовательно, — волнуясь, вмешалась в беседу Нэнси, — мистер Кроули мог куда-то положить завещание, а потом начисто забыть куда?
— Очень даже мог, — согласилась Грейс. — Лично я считаю, что дядя Джосиа именно так и посту-пил, живя у Тофэмов. Он однажды нам позвонил и стал рассказывать, как То-фэмы изо всех сил ста-раются выманить у него деньги: «Они, наверное, надеются получить все, что у меня есть, только по-тому, что я поселился у них в доме. Ничего подобного. Они останутся в дураках — я составил новое завещание». Эти слова он произнес со своим обычным странноватым сдавленным смешком. И доба-вил: «На сей раз я не доверю бумагу ни одному юристу. Я положу ее туда, где она будет в полной безопасности».
Элисон повернулась к мистеру Дру:
— Вы думаете, что дядя Джосиа спрятал завещание где-то в доме у Тофэмов?
Адвокат молчал, сосредоточенно глядя на стол. Прошло несколько минут.
— Предположим, что так, — сказал он наконец с сомнением в голосе, — но борьба, боюсь, все равно предстоит очень трудная. Тофэмов будет нелегко уговорить дать нам возможность обыскать их жили-ще.
Нэнси в этот момент пришла в голову мысль, от которой она даже вздрогнула. А вдруг Тофэмы, встревоженные слухами о втором завещании, сами взялись за поиски, перерыли дом, нашли документ и уничтожили?
Она искоса вопросительно глянула на отца и по выражению его лица догадалась, что он подумал о том же. Тем не менее делиться с сестрами своими предположениями и обескураживать их не следо-вало.
Мистер Дру расспрашивал Грейс и Элисон о привычках и странностях старого Кроули до половины четвертого. Потом объяснил, что у него назначена еще одна встреча и он вынужден завершить разго-вор. Но пообещал, что сделает для сестер Хувер все возможное и никакой платы за свою работу не возьмет.
— По крайней мере, до тех пор, пока она не принесет ощутимых результатов, — добавил он с улыб-кой.
— Вы так добры к нам, вы и ваша дочь! — Грейс поднялась, протягивая руку отцу Нэнси. — Вы даже не представляете, как много значат для нас с Элисон ваше внимание, ваша забота...
Когда девушки уселись в машину, Нэнси объявила, что намерена познакомить их еще кое с кем, и прямиком направилась к дому синьора Масканьи. Подойдя к парадному крыльцу, сестры и Нэнси ус-лышали звуки арии из «Тоски» в исполнении превосходного сопрано.
— Какой замечательный голос! — тихонько восхитилась Элисон.
На звонок к девушкам вышла служанка, отвела их в небольшую комнату и попросила подождать, по-ка синьор Масканьи закончит урок. Озадаченная Элисон ждала от Нэнси объяснений.
— Это мой сюрприз, — лукаво посмотрела на нее Нэнси. — Синьор Масканьи обещал послушать твое пение. Если ты выдержишь экзамен, он подумает, не взять ли тебя в ученицы — ну, разумеется, после того, как мы отыщем деньги, чтобы платить за уроки.
Элисон была до того ошеломлена, что буквально лишилась дара речи. Зато Грейс была не в силах сдержать эмоций:
— О Нэнси, Нэнси, что будет твоим следующим благодеянием?! Мы знаем друг друга всего сутки, а ты уже подняла наш боевой дух до небес!
Тут отворилась дверь и в сопровождении синьора Масканьи на пороге показалось юное сопрано. Синьор Масканьи попрощался с ученицей и пригласил девушек в студию. Нэнси представила ему сестер Хувер.
— Это вы — певица, — Старый педагог сразу же остановил взор на Элисон. — Сие можно опреде-лить уже по тому, как вы говорите.
Он, очевидно, понял, что Элисон предельно смущена и растеряна, и завел разговор о всяких посто-ронних предметах, не связанных с музыкой. Потом показал гостьям несколько картин и скульптур, ко-торые привез из Италии.
— Я их очень высоко ценю...
— Статуэтки так изящны, — не без робости заметила Элисон.
Синьор Масканьи позвал их к окну, выходившему во двор, и они полюбовались прелестным садом, разбитым за домом. Потом, по-видимому, решив, что Элисон уже несколько освоилась у него в сту-дии, он сел за большой рояль.
— Что же вы нам споете? — Масканьи добродушно глядел на девушку. — Встаньте, пожалуйста, ко мне лицом.
— Что-нибудь совсем простое, — ответила та. — Можно «Прекрасную Америку»?
Педагог кивнул, спросил, в каком ключе аккомпанировать, и заиграл.
Элисон пела с истинным вдохновением. Нэнси даже подумала, что голос ее звучит еще лучше, чем накануне, в домике на ферме. Когда она умолкла, синьор Масканьи попросил ее спеть гамму, затем отдельные звуки, переходя с октавы на октаву.
— У вас превосходный диапазон голоса, мисс Хувер. — Синьор Масканьи все еще был предельно лаконичен.
Потом в течение получаса Элисон по его просьбе пела коротенькие песенки в разных музыкальных ключах, в одном месте он даже присоединился к ней, и они пропели два куплета дуэтом. Наконец синьор Масканьи круто повернулся на табурете и обвел взглядом Нэнси и Грейс.
— Я уверен, — произнес он с пафосом, — я убежден, что в один прекрасный день Элисон Хувер про-снется оперной звездой, знаменитостью!
Они еще не успели опомниться, как старый педагог вскочил со своего табурета и с пылкостью сжал руку певицы. Только тут до сознания Элисон дошел смысл его слов, и слезы покатились у нее по ще-кам.
— Bravissimo! Bravissimo! — кричал итальянец. — Вы поете, плачете, улыбаетесь! Magnifico! Из вас выйдет и великолепная драматическая актриса. Splendida!
Нэнси и Грейс в свою очередь тоже готовы были расплакаться, так их потрясло происходящее. Однако все трое посерьезнели, вспомнив, что остается финансовая проблема. За обучение у этого замечательного человека надо было платить, и они понимали, что немало.
Элисон разговорилась и поведала седовласому маэстро свою историю.
— Но я убеждена, — объявила она под конец, храбро улыбаясь, — что так или иначе добуду денег, и тогда уж не стану учиться ни у кого другого, только у вас, синьор Масканьи. Я скоро приду сюда снова, пусть лишь изменятся мои обстоятельства. Спасибо вам великое—превеликое. Пойдемте, девочки, ради бога, пойдемте!
Элисон, снова заплакав, бросилась к двери и выбежала из комнаты. Синьор Масканьи на несколько минут задержал у себя Нэнси и Грейс.
— Эта ваша Элисон, — воскликнул он, — она просто изумительна! Я хотел бы сам давать ей уроки и быть спокойным, что ее учат правильно. Но поймите — у меня же нет возможности преподавать бес-платно. — Он вскинул руки и расстроено затряс седой головой. — Хотя вот что... Я могу снизить це-ну...
— Мы непременно достанем деньги, маэстро! — заверила его Нэнси. Потом они с Грейс горячо по-благодарили Масканьи и поспешили на улицу вслед за Элисон.
В этот вечер в доме у Дру все были необыкновенно возбуждены и взволнованы — каждый на свой лад. Ханне Груин очень понравились сестры Хувер. Узнав про талант Элисон, она пришла в восторг. Разговор за столом шел шумный, веселый, а потом Нэнси с миссис Груин отвезли сестер на ферму. Прощаясь, Нэнси еще раз дала слово своим новым подругам сделать все, что в ее силах, чтобы найти завещание, от которого зависит их судьба.
Но где его искать? Препятствия, признаться по совести, стали казаться Нэнси непреодолимыми.
Утром за завтраком мистер Дру дал дочери неожиданный совет.
— А может, стоит отвлечься на время от дела Кроули, отдохнуть от размышлений? Глядишь — и снизойдет на тебя какое-нибудь озарение...
— Оригинальная идея, папа, — улыбаясь, кивнула головой Нэнси. — Ты прав. Пойду погуляю на свежем воздухе, проветрю свои бедные мозги.
После завтрака она быстрым шагом двинулась в направлении тенистого городского парка. В эти дни там проходила выставка роз, и Нэнси решила полюбоваться цветами. Не успела она пройти по парко-вой дорожке и ста метров, как увидела Исабел и Аду Тофэм. Малосимпатичные сестрицы сидели на скамейке, на которую чуть не наткнулась Нэнси.
— Вот уж кого сейчас я хотела бы видеть меньше всех на свете, — подумала девушка. — Они наверняка скажут мне какую-нибудь гадость, и я потеряю самообладание. При одной мысли о том, как изменится жизнь и у Грейс с Элисон, и у Тэрнеров, если им достанется хотя бы десятая доля наслед-ства, на которое зарится семейка Тофэмов, я готова прийти в бешенство!
Нэнси остановилась, соображая, не повернуть ли назад.
«Нет! — сказал она себе сердито. — Не поверну. Пойду и посмотрю на розы. Обойду этих проклятых Тофэмов стороной, они меня и не заметят». Нэнси пошла дальше, стараясь шагать как можно бес-шумнее. Ей и в голову не приходило подслушивать беседу своих одноклассниц, но одно слово случайно достигло ее ушей, и она замерла на месте как вкопанная.
Она отчетливо слышала, как Исабел сказала: «Завещание».,.
В девушке проснулся инстинкт сыщика, сердце забилось часто и тревожно.
«Конечно же, речь идет о завещании Джосиа Кроули», — сделала Нэнси единственно возможный ло-гический вывод.

0

8

СЕРДИТАЯ СОБАКА
Настоящий детектив не упустит ни одной детали, относящейся к расследованию, в котором он при-нимает участие. Поэтому не было ничего странного и противоестественного в том, что Нэнси совер-шенно умышленно, хотя и соблюдая крайнюю осторожность, приблизилась к скамейке, на которой расположились девицы Тофэм. И тут же услышала гнусавый голос Ады:
— Если отыщется новое завещание, мы останемся на бобах.
Исабел что-то ответила, но приглушенным тоном. Потом юной сыщице удалось разобрать еще две фразы, произнесенные Адой:
— Лично я не очень-то верю, что Джосиа Кроули составил новую бумагу, взамен той, что у папы. — Ада негромко хихикнула. — Мама следила за ним зорко, точно ястреб.
— Или только думала, что зорко, — язвительно возразила Исабел. — Не забывай, что старик не-сколько раз вырывался у нее из когтей.
— Ты права, вырывался... И что меня больше всего бесит, так это Нэнси Дру, которая верит в новое завещание и надеется его найти. Вот почему она и принимает участие в этих Хуверах. Я собственны-ми глазами вчера видела, как они втроем входили в офис мистера Дру... Ясно же, не затем, чтобы вы-пить по чашечке чаю!
Если она заинтересует отца делом Кроули, глядишь, и отыщется где-нибудь этот проклятый доку-мент. Может, он и вправду написан... Ох, как я ненавижу эту девчонку, которая сует нос не в свои дела и вечно стоит у нас поперек дороги!
Тут Нэнси едва удержалась от смеха, но сразу же посерьезнела: значит, Тофэмы по-прежнему силь-но обеспокоены вторым завещанием... Затаив дыхание, стараясь не шелохнуться, она продолжала смотреть и слушать.
— Ты такая мнительная, Ада. — Исабел в раздражении дернула плечом. — Положись на родителей, они в курсе всего, что происходит. От них ничего не скроется. Отец с матерью не допустят, чтобы та-кая куча денег ускользнула из наших рук. Да и в конце концов эти деньги принадлежат нам по праву!
— Что верно, то верно, — признала Ада правоту сестры. — Должны же мы получить наследство Джосиа, раз нянчились с ним и терпели его целых три года! Какая умница мама, что не брала у старика денег за жилье и еду!
Больше Нэнси ничего не услышала. Беседа закончилась, сестры поднялись со скамейки и удали-лись. Дождавшись, пока они отойдут подальше, Нэнси вышла на дорожку и села на опустевшую скамью, размышляя над всем, что узнала.
«Теперь у меня нет сомнений: если второе завещание существует, то Тофэмы его пока что не нашли и не уничтожили. Господи, какое счастье! Да, но где оно?»
Нэнси прекрасно отдавала себе отчет в том, что найти завещание — значит получить верный шанс на выигрыш.
«Надо спешить, иначе Тофэмы где-нибудь на него наткнутся!»
В течение следующих десяти минут Нэнси снова скрупулезно проанализировала факты, имеющиеся в ее распоряжении.
«Должен, непременно должен быть ключ к разгадке, а я его проглядела...»
Внезапно девушка вскочила на ноги.
— Как же я раньше не подумала! Тэрнеры и Хуверы, они же не единственные, кто должен быть упо-мянут в завещании. И мне это прекрасно известно. У мистера Кроули были и другие родственники и друзья, они-то и подали иск. Надо выяснить их имена, найти и поговорить с ними. Может, тайна нако-нец и раскроется...
Не теряя ни минуты, Нэнси отправилась в контору к отцу. Адвокат был занят: у него шло важное со-вещание. Нэнси пришлось подождать, пока оно закончится и ее позовут в кабинет.
— Что случилось на сей раз? — с улыбкой спросил мистер Дру, когда Нэнси буквально ворвалась в комнату. — Ты раскрыла тайну или у тебя кончились деньги?
Щеки у Нэнси горели, глаза расширились от волнения, ресницы трепетали.
— Не дразни меня, — попросила она. — Мне нужно получить от тебя кое-какую информацию.
— К вашим услугам, сударыня.
Начинающий Шерлок Холмс передал отцу содержание разговора, подслушанного в парке, и поде-лился с ним выводами, к которым пришел.
Мистер Дру слушал дочь не прерывая, лицо его выражало живейший интерес.
— Ход рассуждений блестящий, — похвалил он Нэнси. — Только, к сожалению, мне вряд ли чем-нибудь удастся тебе помочь. Я не знаю ни самих этих родственников и друзей покойного Кроули, ни их имен.
На лице Нэнси читалось глубокое разочарование.
— Вот обида... — вздохнула она. — Этого я не предвидела. Мне дозарезу нужно потолковать с ними как можно скорее. Отсрочка — даже на один день — может нам дорого обойтись: Тофэмы ищут второе завещание, почему бы им не обнаружить его, скажем, сегодня и не порвать тут же в клочки?
Внезапно она снова повеселела.
— Все ясно! Надо сейчас же ехать к сестрам Тэрнер. Уж они-то знают, как зовут их родню и где она живет. Нэнси вскочила со стула.
— Погоди минутку, — остановил ее отец. — Сядь. Мне нужно сказать тебе кое-что серьезное... По-слушай, Нэнси, хорошо ли ты понимаешь, в какую историю впутываешься?
— Что ты имеешь в виду?
— А вот что. Работа сыщика — не самое безопасное занятие на белом свете. Ричард Тофэм, и мне это доподлинно известно, превращается в весьма неприятного господина, если встать у него на пути. Предположим, ты сумеешь выяснить нечто такое, что способно сорвать его планы; вся семейка Тофэ-мов тотчас дружно начнет чинить тебе всевозможные препятствия.
— Я их не боюсь, папа.
— Отлично. Я знал, что именно это ты и скажешь. Меня радует твое мужество, но я не хочу, чтобы ты вступила в бой, не имея представления о силах противника.
— В бой?
— Да, в самый настоящий бой. Без жестокой борьбы Тофэмы от богатства не откажутся. Впрочем, если они очень уж на тебя насядут, им придется иметь дело со мной.
— А вдруг я найду завещание?
— Тогда я напишу заявление в суд.
— Вот спасибо! Ты самый лучший папа в мире. Такого ни у кого больше нет!
Они распрощались. Нэнси заторопилась домой: надо |было срочно взять машину и мчаться к Тэрне-рам. Она на-I скоро поделилась планами с Ханной Груин, и та опять предостерегла ее:
— Не влезай в это дело слишком глубоко, деточка. Ты с таким жаром стремишься помочь другим, что забываешь о  собственной безопасности.
— Обещаю быть осторожной, как кошка, гуляющая по I мокрой крыше, — смеясь, заверила Нэнси Ханну и выбежала из дому.
Через несколько минут, выведя задним ходом машину из I гаража и заперев ворота, Нэнси уже ехала в направлении дома Тэрнеров. В голову приходили все новые и новые идеи; | она не заметила, как до-бралась до места.
— Привет, Джуди! — окликнула она девочку. Та играла I во дворе  крошечным бадминтонным вола-ном.  В розовом спортивном костюмчике Джуди выглядела совершенно очаровательной. Костюмчик был расшит забавными медвежатами — дело рук любящих тетушек.
— Привет, Нэнси! Как хорошо, что ты приехала! Теперь мне будет с кем играть! — Джуди со всех ног бросилась к гостье.
Нэнси охотно взяла ракетку и послала девочке легкий, как перышко, волан:
— Бей!
Джуди промахнулась, но сразу же подняла волан с земли и ударила по нему так ловко, что он проле-тел над самой сеткой. Нэнси отбила удар; на этот раз волан попал точно в центр ракетки, и Джуди по-слала его обратно.
Девочка была вне себя от счастья.
— Нэнси, лучше тебя никто не играет в бадминтон! — крикнула она звонко.
Минут через десять Нэнси опустила ракетку.
— Теперь пойдем в дом, Джуди. Мне нужно поговорить с твоими тетушками.
Джуди вприпрыжку побежала вперед, шумно извещая домашних о прибытии лучшего игрока своей команды.
— Добрый день, Нэнси, — приветливо заулыбались сестры Тэрнер, едва девушка переступила порог гостиной.
— Из окна мы пристально следили за вашей игрой, — сказала Мэри. — Для Джуди это было настоя-щее наслаждение. Мы-то с Эдной не слишком сильны по этой части.
— Я получила удовольствие не меньшее, чем Джуди, — ответила Нэнси. — Страшно рада видеть вас всех снова.
Она не забыла справиться, поймала ли полиция воров, похитивших серебряные подсвечники.
— Пока нет, — пожала плечами Мэри. — Но что еще печальнее, мы обнаружили пропажу и других вещей.
— Какие негодяи! — с новой силой возмутилась Нэнси. — Но, знаете, я все-таки верю, что их схватят и вернут вам украденное.
Потом прибавила:
— Я приехала сюда по очень важному делу.
— Да? А что случилось?
— Мне запомнился ваш рассказ о мистере Джосиа Кроули. Я не раз о нем думала. А на днях я позна-комилась с двумя девушками — с Грейс и Элисон Хувер; по их словам, мистер Кроули пообещал им то же самое, что и вам, — ну, я имею в виду часть наследства.
— Поразительно! — Эдна Тэрнер от удивления даже всплеснула руками. — Ив самом деле, Джосиа называл при нас фамилию Хуверов и говорил, что у Элисон замечательный голос.
— Мой отец и я заинтересовались этим делом, обсудили его и теперь склонны согласиться и с вами, и с Хуверами. Вполне возможно, что мистер Кроули перед смертью написал новое завещание, которое где-то спрятал,
— Ах, если бы его найти... — мечтательно проговорила Мэри. — Джуди ждало бы совсем другое бу-дущее...
— Так вот что я хочу сделать... — продолжала Нэнси. — Мне надо встретиться и побеседовать со всеми друзьями и родственниками мистера Кроули, каких удастся отыскать. Не исключено, что найдется кто-нибудь, кто подскажет мне, где может храниться последнее завещание. Я приехала спросить, не живет ли кто-то из них в здешних краях?
— Троих я, пожалуй, могла бы назвать, — подумав, решила Эдна.
Первыми прозвучали имена Фреда и Уильяма Мэтьюсов. Братья, старые холостяки, жили на ферме поблизости от Тайтэсвилла.
Изложив эти сведения, обе сестры Тэрнер неожиданно залились густым румянцем. Они сначала как-то неуверенно переглянулись, потом обратили взоры к Нэнси. После неловкой паузы Эдна объяснила, в чем дело.
— Много лет назад Фред сделал предложение Мэри, а Уильям — мне, и каждая их нас была близка к тому, чтобы согласиться. Но тут в семье произошла трагедия, на руках у меня и у сестры оказалась мать Джуди, маленькая осиротевшая девочка, и мы решили отказаться от замужества.
Очередную нелегкую паузу прервала Джуди.
— Знаешь, Нэнси, тети обещали когда-нибудь дать мне одну из кукол моей мамы. Здорово, правда?
— Еще бы! — Нэнси погладила малышку по голове. — И ты мне ее непременно покажешь... — Она повернулась к сестрам:
— А кем братья Мэтьюс приходятся мистеру Кроули?
— Они его двоюродные братья по материнской линии.
— Как вы думаете, они не рассердятся, что к ним с расспросами пристает незнакомый человек?
— Что вы, ни в коем случае! — Мэри решительно отвергла предположение Нэнси. — Это очень деликатные и добрые джентльмены.
— Кроме того, вы им с самого начала скажите, что вас послали мы с Мэри, — посоветовала Эдна.
— Сколько отсюда до Тайтэсвилла? — осведомилась Нэнси.
— Не больше восьми километров, если ехать по дороге 1ОА. Вы туда доберетесь за пять минут. Это по пути в Мэйсонвилл. Нэнси, а может, вы останетесь и пообедаете с нами?
Юной сыщице не терпелось продолжить свои розыски, она уже начала было отказываться от обеда, но тут к Эдне присоединилась Джуди.
— Пожалуйста, о пожалуйста, Нэнси, останься! Пока тети займутся приготовлениями, мы с тобой по-играем в бадминтон.
— Хорошо. — Можно ли было отказать девочке? — Останусь. И спасибо за приглашение.
Было почти два, когда она наконец собралась уезжать.
— Слушай, Мэри, — вспомнила вдруг Эдна, — мы же забыли о кузине жены Джосиа. О миссис Эбби Роуэн. Ей-то, наверное, больше, чем кому бы то ни было, известно о завещании.
— Правильно! Вам обязательно надо позвонить ей, Нэнси. Как-то раз Джосиа занемог, и она за ним ухаживала... Джосиа был о ней чрезвычайно высокого мнения. Про Эбби он тоже не раз говорил, что намерен ей кое-что оставить. Она вдова и живет в бедности.
— Даже какие-нибудь несколько тысяч долларов, и те были бы для нее большим подспорьем, — вздохнула Эдна. — Эбби сейчас, должно быть, за восемьдесят, она теряет память. А детей нет, и при-смотреть за старой женщиной некому.
— Где мне найти миссис Роуэн? — В душе Нэнси надеялась, что слишком далеко ехать не придется.
— Эбби живет на Уэст-Лэйк-роуд, — ответила Эдна. — Это порядочная даль.
— Тогда сегодня я туда уже не поеду, — решила юная сыщица. — Но как только смогу, съезжу обязательно. А теперь мне пора.
Нэнси поблагодарила сестер Тэрнер и двинулась к двери, Так сразу, однако, уйти ей опять не уда-лось. Джуди потребовала, чтобы Нэнси посмотрела, как она прыгает через веревочку и танцует с ху-ла-хупом на лужайке.
— Джуди нас все время чем-нибудь да развлекает, — негромко сказала Мэри. — Мы уверены, что она очень талантлива.
Нэнси тоже в этом не сомневалась и, едучи по дороге 1ОА, все думала и думала о том, что на деньги старого Джосиа девочка смогла бы получить именно то образование, какое ей нужно.
Проехав восемь километров в нужном направлении, она стала поглядывать на почтовые ящики, и на одном вскоре различила фамилию «Мэтьюс». Дом стоял в стороне от дороги, на довольно большом от нее удалении, перед домом был луг. Какой-то мужчина, управляя маленьким трактором, косил на лугу траву.
По узкой дорожке Нэнси подкатила поближе к дому и остановилась неподалеку от места, где шла работа. Мужчина сидел к ней спиной и, очевидно, из-за шума трактора не слышал, как подъехал автомобиль. Она решила подождать, пока он освободится.
Поглядев вперед, туда, где высился дом, Нэнси вдруг увидела нечто такое, что привело ее в смяте-ние. Щенок немецкой овчарки, застряв между камней полуразрушенной стены, тщетно пытался вы-браться на волю и жалобно скулил. Нэнси тотчас бросилась на выручку и освободила малыша. Но тот продолжал скулить, и она, взяв щенка на руки, принялась рассматривать его лапы.
— Ах, ты мой несчастный! — На одной из задних лап виднелась ранка. — Это надо немедленно чем-нибудь смазать.
Самым правильным, по-видимому, было бы отнести щенка мужчине, что косил траву, Нэнси уже на-правилась к нему через дорожку, но тут где-то сбоку раздалось грозное рычание. Она оглянулась: ог-ромная немецкая овчарка, скорее всего мать щенка, большими прыжками неслась ей неперерез.
— Он цел, не волнуйся! — успокоила Нэнси собаку. — Я вовсе не собиралась отнимать твоего дете-ныша.
Считая, что отношения выяснены, девушка сделала еще два шага вперед. Дальше, однако, ей про-двинуться не удалось. Свирепо лая, овчарка бросилась на Нэнси и сбила ее с ног.

0

9

ЗАБЫТЫЙ СЕКРЕТ
Нэнси закричала, зовя на помощь. Ода надеялась, что крик достигнет ушей фермера и тот спасет ее от зубов овчарки. Она ни секунды не сомневалась, что рассерженная собака вот-вот ее укусит. Животное тем не менее не причинило девушке ни малейшего вреда.
Дело в том, что при падении юная сыщица выпустила из рук свою ношу. Один прыжок — и овчарка оказалась около щенка, зубами схватила его за загривок и рысцой затрусила прочь, явно считая инци-дент исчерпанным.
— Повезло же мне на этот раз... — Нэнси перевела дыхание, потом поднялась с земли, почистила одежду и стояла, горестно вперив взор в большую дыру на свитере.
Тем временем человек, косивший траву, развернул свой трактор, увидел конфликт, разыгравшийся между собакой и девушкой, и бегом кинулся наводить порядок. Он начал с жаром извиняться за пове-дение собаки, но Нэнси остановила его:
— Я сама виновата. Надо было сразу же опустить щенка на землю. Мать наверняка решила, что я собираюсь его похитить.
— Вполне возможно.
Нэнси объяснила, почему ей пришлось взять малыша на руки, и фермер сказал, что позже обяза-тельно осмотрит ранку.
— Все остались целы и невредимы, — заключил он. — Спасибо, что не оставили щенка в беде... Вы приехали ко мне или к брату? Я — Фред Мэтьюс.
Нэнси в свою очередь представилась и сообщила, что знакома с сестрами Тэрнер и еще кое с кем из тех, кому была обещана доля в наследстве мистера Кроули.
— Мой отец, адвокат Карсон Дру, и я работаем над этим делом. Мы оба убеждены, что где-то спря-тано завещание, написанное Джосиа Кроули позже, чем то, что предъявил мистер Тофэм, и хотим его найти,
— И вы приехали в надежде, что у нас с Уильямом есть ключ к разгадке этой тайны? — Голубые глаза Фреда смотрели по-мальчишески весело.
— Совершенно верно, мистер Мэтьюс. Кстати, мистер Кроули и в самом деле когда-то обещал оста-вить вам часть своего состояния?
— Конечно, обещал.
Из дома вышел еще один мужчина, и Фред представил его Нэнси. Оба они, Уильям и Фред, были вы-соки, худощавы и мускулисты. Волосы у братьев поседели, но лица оставались молодыми.
— Давайте обсудим нашу проблему прямо тут, под деревом. — Фред усадил Уильяма и Нэнси в пле-теные кресла, стоявшие неподалеку. Он растолковал брату, в чем суть просьбы Нэнси, а потом спро-сил у него:
— Кузен Джосиа когда-нибудь хоть словом, хоть намеком обмолвился, что написал завещание, где мы не упомянуты?
— Ни разу в жизни. Когда его не стало, я думал, что мы вот-вот получим свою долю. Признаться по чести, мисс Дру, нас с Фредом как громом поразило известие, что по завещанию все переходит к То-фэмам. Кузен Джосиа уверял нас совсем в другом.
— Чистая правда, — подтвердил Фред. — Но, видно, мы с Уильямом рано радовались: цыплят-то по осени считают. Вообще мы кое-как все же сводим концы с концами благодаря небольшой ферме, ко-торой владеем. Хотя работники и оборудование стоят неимоверно дорого... Единственное, о чем мы всю жизнь мечтали и чего не могли себе позволить, — это путешествия. Вот мы и хотели поездить по свету на деньги кузена Джосиа.
— Но мечта наша лопнула, как мыльный пузырь, — понурился Уильям. — Видно, путешествия не для нас придуманы... Нэнси улыбнулась:
— Стоит уповать на лучшее. По крайней мере, мы с папой надежды не теряем.
В глубине души она была сильно разочарована: братья ничем не помогли ей в розысках пропавшего завещания. Посидев еще немного, она простилась с ними и вернулась домой.
— Полное отсутствие информации, — огорченно доложила Нэнси отцу. — Будем надеяться, что ви-зит к миссис Эбби Роуэн окажется удачнее.
Утро следующего дня застало ее уже в пути. Она ехала к старой леди, то и дело спрашивая дорогу у всех, живущих на Уэст-Лэйк-роуд.
«Вот это, пожалуй, и есть дом Эбби Роуэн, — сказала себе Нэнси. — Вполне соответствует описани-ям».
Она выбралась из машины и постояла пару минут перед одноэтажным каркасным строением, сильно нуждавшимся в покраске и ремонте. Дворик вокруг дома зарос бурьяном, деревянный забор уныло покосился...
— Заброшенное какое-то место, — пробормотала Нэнси. — Ладно, все равно надо выяснить, дома ли миссис Роуэн.
По бугристой, заросшей сорняками дорожке девушка подошла к парадной двери и легонько постуча-ла по ней костяшками пальцев. Ответа не было; выждав чуть-чуть, она постучала снова. На сей раз изнутри раздался приглушенный женский голос:
— Кто там? Если разносчик, то мне ничего не надо.
— Я ничего не продаю, — заверила Нэнси. — Будьте добры, позвольте мне войти.
Последовало довольно долгое молчание, потом дрожащий голос произнес:
— Я не сумею вам открыть. У меня повреждена нога и я не встаю.
Нэнси слегка поколебалась, прежде чем с силой толкнуть дверь, но потом решилась. Дверь отвори-лась. Вступив в полутемную мрачную комнату, она разглядела на кушетке чье-то хилое, болезненно съежившееся тело. Эбби Роуэн лежала неподвижно под старой шалью, увядшее ее лицо было иска-жено страданием.
— Меня зовут Нэнси Дру, я приехала помочь вам, миссис Роуэн.
Женщина повернула голову и с изумлением посмотрела на незнакомую девушку.
— Приехали помочь? — повторила она недоверчиво. — Вот уж не думала, что кому-то есть еще дело до старой Эбби.
— Разрешите, я поправлю вам подушки. — Нэнси осторожно передвинула больную; та приняла те-перь более удобную позу.
— Я вчера упала с лестницы в погребе, — объяснила миссис Роуэн. — Повредила бедро и растяну-ла связку на ноге,
— И не вызвали доктора?
— Не вызвала. — Эбби тяжело вздохнула. — В доме, кроме меня, ни души. И связаться ни с кем я не могу: нет телефона.
— А вообще-то вы в состоянии передвигаться?
— Самую малость.
— Значит, бедро не сломано, — приободрившись, констатировала Нэнси. — Дайте, я посмотрю вашу лодыжку... Ой, как распухла! Ее надо перебинтовать.
— В кухонном чулане лежат чистые тряпки, — сказала Эбби. — Настоящего бинта у меня нет.
— Вам надо непременно показаться доктору. Позвольте, я вас отвезу.
— Мне это не по средствам, — тихо проговорила старая женщина. — Я еще не получила пенсию; да ее, впрочем, все равно бы не хватило...
— Можно, я заплачу за визит?
Эбби Роуэн упрямо покачала головой.
— Милостыни я не приму. Предпочитаю умереть, но не побираться.
— Хорошо. Раз вы категорически возражаете против врача, я съезжу в ближайшую аптеку, привезу бинты и все остальное для перевязки. — Нэнси дала себе слово сломить сопротивление гордой ста-рой леди. — Но перед уходом я напою вас чаем.
— В доме нет чаю.
— Ясно. Чай наверняка продается в каком-нибудь магазинчике по соседству. Что вам еще нужно?
— Мне нужно почти все, но сейчас у меня на это нет денег. Можете привезти пачку чая и булку. Мне этого будет достаточно. Деньги возьмите в банке, она стоит на кухне, в буфете. Там немного, но это все, чем я располагаю.
— Я скоро вернусь, — пообещала Нэнси.
В кухне она тщательно осмотрела ящики буфета. Если не считать горстки муки, нескольких кусков сахара и супа в пакетиках, ничего съестного в доме практически не было. В банке лежало чуть меньше пяти долларов.
— Не возьму ни цента.
Юная сыщица бесшумно выскользнула на улицу через заднюю дверь. В ближайшем магазине она накупила всякого бакалейного товара, потом заехала в аптеку и запаслась бинтами и мазью.
Вернувшись, Нэнси толково и сноровисто принялась за лечение Эбби. Промыла больной лодыжку, потом туго забинтовала ее.
— Знаете, сразу стало легче, — с признательностью произнесла миссис Роуэн. — Страшно поду-мать, что было бы со мной, если бы не ваш приход.
— Ну что вы, кто-нибудь непременно зашел бы сюда, — бодро ответила Нэнси, удаляясь на кухню, где быстренько сообразила чай и легкий завтрак для старой женщины.
Глядя, как Эбби Роуэн не без аппетита поглощает вкусную и сытную еду, приготовленную ее руками, Нэнси с удовлетворением отметила, что пациентка на глазах становится бодрее, к ней словно возвра-щаются силы. В конце концов она даже села на кушетке, явно расположенная к беседе.
— Немного осталось на свете людей, готовых помочь старому человеку. Был бы жив Джосиа Кро-ули, все было бы иначе, — промолвила она с горечью. — Нашлось бы, чем заплатить за уход и по-мощь.
— Все-таки странно, что он не обеспечил вас средствами к существованию, — негромко отозвалась Нэнси.
Она не хотела тревожить больную рассказом об истинной цели своего визита. При этом, однако, на-до было тактично и незаметно вызвать старую женщину на разговор о покойном Кроули. Но, разуме-ется, так, чтобы не возбудить в ней надежд, которым, вполне возможно, не суждено сбыться.
— Вы ошибаетесь. Лично я уверена, — с неожиданной горячностью возразила миссис Роуэн, — что Джосиа оставил мне деньги. Множество раз я сльнпала от него: «Эбби, после моей смерти тебе не о чем будет тревожиться. По завещанию ты получишь столько, что сможешь жить совершенно безбед-но».
— Ну да. А на деле все отошло к Тофэмам. — Нэнси боялась, что разговор оборвется.
— Это потому, что в расчет было принято первое завещание, — пожала плечами миссис Роуэн.
— Вы считаете, что было и второе? — Нэнси не могла скрыть нетерпения.
— Безусловно. Да, господи, о чем тут толковать! Я же видела его собственными глазами.
— Собственными глазами? Завещание? — От удивления Нэнси даже раскрыла рот.
Старая женщина грустно кивнула головой.
— Да. Но учтите, я не говорила, что читала его. Как-то Джосиа зашел меня проведать, принес денег. В руке, я заметила, он держал небольшую папку. «Знаешь, Эбби, — сказал он, — я составил новое завещание. Оно здесь. — Он поднял папку. — Мне не хотелось возиться с юристом. Я взял и все написал сам. И подписался».
— Как давно это было? — Нэнси наклонилась вперед.
— Дайте сообразить. — Эбби прикрыла глаза, собираясь с мыслями. — Точную дату я вряд ли вспомню. Минувшей весной, это наверняка. Так или иначе, Кроули дал понять, что позаботился о моей старости.
«Но послушай, Джосиа, — засомневалась я тогда, — ты убежден, что завещание сохраняет за-конную силу, если написано самим завещателем?»
— Разумеется, — сказал он. — Мне адвокат объяснил, что, если я написал завещание собственно-ручно и подписал его, — подписал, понимаешь? — все будет в полном порядке. Но я не только сам подписался, у меня там стоят еще и подписи свидетелей...»
— Чьи, вы знаете? — прервала больную Нэнси.
— Этого он не говорил.
— А у вас нет предположений... Что, по-вашему, стало с этим завещанием? — Нэнси с надеждой смотрела на Эбби.
— Джосиа, я помню, что-то говорил насчет безопасного места, где документ будет в полной сохран-ности, и его никто не найдет, кроме представителей власти. Но где он лежит, я понятия не имею...
— Бы уверены, что мистер Кроули больше ничего в тот день не сказал? — осторожно спросила Нэн-си. Она вспомнила, как Тэрнеры говорили, что у Эбби слабая память.
Старая женщина, вздохнув, покачала головой.
— Много ночей я провела без сна, пытаясь вспомнить, что еще мог сказать Джосиа насчет места, где лежит завещание. Но так ничего и не вспомнила.
— Попытайтесь еще,.. — Нэнси смотрела на нее с мольбой.
— Безнадежно... — тихо ответила Эбби Роуэн. — Я уже столько раз пыталась... — Она откинулась головой на подушки и закрыла глаза, словно измученная бесплодными попытками.
В этот миг часы на камине начали бить двенадцать. Ресницы у Эбби задрожали, глаза открылись и на лице появилось странное выражение.
Несколько секунд она пристально и неподвижно смотрела в пустоту, потом, медленно повернув голову, устремила взгляд на камин.

0

10

ЦЕННЫЕ СВЕДЕНИЯ
Нэнси следила за миссис Роуэн с напряженным вниманием. Звон прекратился. Внезапно губы старой женщины зашевелились.
— Часы! — прошептала она. — Правильно... Часы!
От волнения Нэнси вцепилась руками в подлокотники кресла.
— Мистер Кроули спрятал завещание в часах? — спросила она, едва дыша. — В часах?
— Нет, нет, не то... — пробормотала Эбби раздосадовано. — Джосиа что-то говорил про часы... Но что именно, я забыла,
В комнате воцарилась тишина. Нэнси тщетно старалась уразуметь, какая возможна связь между ча-сами и пропавшим завещанием. Миссис Роуэн не сводила глаз с каминной полки, очевидно, все еще надеясь оживить свою память.
Потом вдруг негромко вскрикнула:
— Вспомнила! Из-за часов и вспомнила!
— Что вы вспомнили, миссис Роуэн? — Нэнси произнесла эти слова едва слышно, боясь спугнуть мысль, забрезжившую в голове у старой Эбби.
— Записная книжка! — с торжеством воскликнула больная.
У Нэнси ёкнуло и часто забилось сердце, но она заставила свой голос звучать абсолютно спокойно:
— Будьте добры, миссис Роуэн, расскажите мне об этой записной книжке все, что знаете.
— Значит, было так. Однажды, незадолго до кончины Джосиа, я услышала от него такие слова: «Эб-би, если второе завещание не найдут сразу после моей смерти, ты узнаешь, где оно хранится, из этой вот маленькой книжечки».
— И где же теперь эта книжечка, миссис Роуэн?
— Боже правый! Опять эта моя злосчастная память! Забыла!..
Нэнси была несколько сбита с толку и озадачена, однако в душе ее все больше крепла уверенность, что место, где спрятано завещание Кроули, имеет прямое отношение к каким-то часам. Она только не-доумевала, почему звон каминных часов пробудил в Эбби Роуэн воспоминание о записной книжке.
Повинуясь какому-то безотчетному импульсу, Нэнси встала и подошла к каминной полке, осмотрела часы со всех сторон, заглянула внутрь. Там ничего не было.
Сев снова в кресло, она наклонилась к миссис Роуэн:
— Что сталось с мебелью и всем остальным из дома Кроули, когда он оттуда уехал?
— Тофэмы почти все забрали себе.
— Там должны были быть какие-нибудь фамильные часы.. — задумчиво проговорила Нэнси, обра-щаясь не столько к собеседнице, сколько к себе самой.
— Фамильные часы? — Эбби расслышала и встрепенулась — Да, были. Хорошо помню, что были.
— Не могли бы вы их описать?
Самые заурядные каминные часы, вроде тех, что стоят у меня. Квадратное стекло впереди, круглый циферблат. Только у Джосиа были, пожалуй, позатейливее — с каким-то украшением наверху, вроде лунного серпа.
— И судьба их вам неизвестна?
— Тофэмы, наверное, увезли, как и все остальное.
Убедившись наконец в том, что для Эбби сделано все мыслимое и что на сегодняшний день полу-ченных сведений вполне достаточно, Нэнси откланялась. Но прежде чем сесть в машину, дошла до соседнего дома и попросила хозяев хоть иногда заглядывать к беспомощной старой леди.
— Нельзя ли, кроме того, договориться, чтобы миссис Роуэн навещала медицинская сестра?
— Я обязательно позвоню в агентство, — пообещала соседка. — А пока что зайду сама и сделаю все необходимое. Поверьте, мы просто не знали, что миссис Эбби так тяжело заболела...
Едучи назад, Нэнси ликовала: шутка сказать — сколько новых бесценных фактов предоставила судьба в ее распоряжение!
«Теперь только дознаться, где записная книжка Кроули, или часы, или то и другое вместе взятое»...
Нэнси сосредоточенно хмурила брови. Что же все-таки придумать, чтобы напасть на след старых часов?
К одному разумному умозаключению она, во всяком случае, пришла:
— Раз есть шанс, что часы в доме у Тофэмов, значит, придется нанести им дружеский визит.
Естественно, перспектива свидания с милой семейкой удовольствия не сулила, однако Нэнси твердо решила не упускать ни единой возможности отыскать ключ к тайне завещания Джосиа Кроули.
— Воображаю, какие физиономии состроят Ада с Иса-бел, когда я появлюсь у них на пороге. — Она иронически усмехнулась. — Ничего, придумаю какой-нибудь подходящий повод. Они и поверят.
Погруженная в свои мысли, она уже ехала по дорожке, ведущей к дому, как вдруг услышала знако-мый голос, звавший ее по имени.
— Вот это да! Элен Корнинг! — закричала Нэнси. Навстречу ей спешила школьная подружка — то-ненькая девушка с очень хорошеньким личиком.
— Сколько же мы не виделись!
— Я была ужасно занята все последнее время, — объяснила Элен. — Пытаюсь продать шесть билетов на благотворительный бал. И знаешь, не слишком преуспела в этом деле. Не купишь ли парочку?
При этих словах в голове у Нэнси мелькнула неожиданная идея.
— Послушай, Элен, — сказала она, волнуясь, — я куплю сама два твоих билета и продам осталь-ные.
Элен воззрилась на нее в полном недоумении.
— Это, конечно, замечательно, Нэнси, но... Нэнси насмешливо прищурилась.
— Вижу, вижу, ты думаешь, что я рехнулась. Но я в самом деле хочу купить у тебя все. Пожалуйста, не отказывайся. К сожалению, пока я не могу объяснить причину, по которой мне это нужно, но, по-верь, она весьма уважительная.
Элен, обрадованная и смущенная, протянула ей билеты.
— Для меня это, конечно, счастливый случай, Нэнси. — Она развела руками. — Вот уж не ожидала. Теперь я вечером смогу, как и собиралась, уехать в Эйвондейл. Моя тетя руководит там летним лаге-рем. На Лунном озере. Я и не надеялась выбраться из города из-за этих непроданных билетов...
Нэнси дружески улыбнулась.
— Желаю тебе хорошо отдохнуть.
— А не поехать ли нам вместе? Это недорого, и места там предостаточно. Прекрасно проведем вре-мя.
— Я бы всей душой, — отвечала Нэнси. — Но именно сейчас мне никуда нельзя уезжать.
— Тогда, может, приедешь попозже? Если надумаешь, не откладывай. Я пробуду у тети две недели, пока не откроется летний сезон.
Подруги еще поболтали, потом Элен ушла. Поставив машину в гараж, Нэнси медленно побрела к до-му, разглядывая билеты.
— Вот это и будет моим пропуском в цитадель врага.
Назавтра ровно в полдень Нэнси подошла к дому, принадлежавшему Тофэмам. Дом был большой, но архитектору, строившему его, явно не хватило вкуса.
Собравшись с духом и подготовившись к трудному разговору, девушка поднялась по ступенькам. «Что ж, приступим! — подумала она про себя, нажимая кнопку звонка. — Надо действовать осторожно и по-умному, чтобы не вызвать подозрений».
Дверь открылась, на пороге появилась служанка. Со снисходительной миной эта особа молча ждала, чтобы Нэнси изложила цель своего визита.
— Будьте добры, передайте миссис Тофэм, что пришла Нэнси Дру, — с подчеркнутой вежливостью обратилась к ней посетительница. — Я распространяю билеты на благотворительный бал... Наш бал — одно из самых главных торжеств года в Ривер-Хайтс, — на всякий случай добавила она с пафосом.
Юной сыщице показалось, что прошла целая вечность, прежде чем служанка вернулась и сообщила, что «мадам» согласна ее принять. Нэнси проводили в гостиную, обставленную столь причудливо, что гостья пришла в полнейшее изумление.
— Надо же, какая сборная солянка! И сколько денег сюда вложено! — Нэнси села в кресло и осмот-релась. Ковер немыслимой расцветки никак не сочетался — это она заметила сразу — с пунцовыми оконными занавесями. Мебель, стоявшая вокруг, представляла собой беспорядочную смесь совре-менных форм со стилем модерн начала века.
Надменный голос прервал ее наблюдения.
— Чего вы хотите, Нэнси?— Миссис Тофэм величественно вплыла в комнату и опустилась в кресло против девушки.
— Я продаю... — начала Нэнси светским тоном.
— Если вы продаете вещи, мне ненужные, — грубо оборвала ее хозяйка дома, — то имейте в виду заранее: я не стану разбазаривать деньги на первого попавшегося коммивояжера, которому случится сюда зайти.
Нэнси с трудом подавила в себе гнев и желание должным образом ответить на эти наглые речи,
— Миссис Тофэм, — произнесла она ровным голосом, — вероятно, служанка не объяснила вам, в чем дело. Я продаю билеты на благотворительный бал — одно из самых восхитительных празднеств нынешнего года.
— О! — Выражение лица миссис Тофэм сразу переменилось. Нэнси догадалась, что задела чувствительную струнку. Все знали, что эта женщина жаждет быть принятой в лучших домах города. — Тогда, разумеется...
К огорчению Нэнси, фразе, начатой миссис Тофзм, не суждено было завершиться, поскольку в ком-нате появились Ада и Исабел. Сестрицы не сразу заметили присутствие Нэнси, поскольку были увле-чены разговором и, войдя, продолжали обмениваться раздраженными репликами.
— Еще что скажешь! — Ада была чем-то крайне недовольна. — Я нисколько не сомневаюсь, что эта женщина унизила нас совершенно намеренно.
Тут они обнаружили в комнате Нэнси и замерли, пораженные. Холодно и неприязненно глядели они на свою соученицу. Наступила пауза.
— Ты-то что здесь делаешь? — свысока поинтересовалась наконец Исабел.
Миссис Тофэм сама ответила на вопрос дочери.
— Нэнси продает билеты на благотворительный бал, дорогая. Это будет весьма заметное событие в жизни Ривер-Хайтс, и нам есть прямой смысл побывать там.
Исабел надменно вскинула голову.
— Не трать денег впустую, мама.
— Исабел права, — вступила в беседу Ада. — Зачем нам бал, куда может прийти любой, кто пожелает? Мы посещаем торжества,  предназначенные исключительно для избранных.
— Вот именно, — непререкаемым тоном поддержала сестрицу Исабел. — В конце концов, нам с Адой отнюдь не все равно, в каком обществе находиться.
Миссис Тофэм заколебалась; аргументы дочерей, видимо, показались ей убедительными. У Нэнси сердце ушло в пятки, она испугалась, что дело проиграно. Сестры Тофэм готовы пожертвовать даже танцевальным вечером, только бы насолить ей.
Пока она лихорадочно соображала, как поступить дальше, в гостиную вошел Ричард Тофэм — то-щий господин с жидкими седыми волосами и нервными движениями. Миссис Тофэм небрежно пред-ставила ему Нэнси.
— Насколько я понял, вы располагаете билетами, от которых хотите избавиться? — приступил он к делу без всяких церемоний. — Сколько их у вас?
— Четыре... А что? — Нэнси была слегка ошарашена.
— Покупаю все. — Широким жестом мистер Тофэм достал из бумажника стодолларовую купюру. — Держите. Сдачу можете оставить для своих подопечных.
Дочери его тоже опешили. Супруга вскричала нервно:
— Ричард! Ты что, сошел с ума? Такие деньги!
— Соображать надо! — грубо ответствовал глава семьи. — Крупное пожертвование даст нам право напечатать свои имена на программках. Как патронам и устроителям бала.
С этими словами он рухнул в кресло и погрузился в чтение финансовой страницы свежей газеты. Члены семьи переглянулись, но никто больше не издал ни звука. Все трое знали, что вопрос исчер-пан. К тому же им было категорически запрещено мешать Ричарду Тофэму, когда тот изучает ры-ночные и биржевые отчеты.
Нэнси с неохотой поднялась. Истинной цели своего визита она так и не достигла, однако оставаться у Тофэмов дольше было нельзя. Единственный предлог она уже использовала. Как же узнать хоть что-нибудь о часах Кроули?.. Батюшки! Да уж не они ли стоят на каминной полке?
— Мне нужно идти... — проговорила Нэнси. Потом, глянув на свои ручные часики, сделала вид, будто они стоят, и принялась их заводить. — Скажите, пожалуйста, который час?
— Часы прямо перед тобой, на камине, не видишь, что ли? — огрызнулась Ада.
Нэнси притворилась удивленной.
— Ах, в самом деле, вот они. Наверное, фамильная ценность? Может, это те самые старинные часы мистера Кроули, о которых я столько слышала?
Миссис Тофэм презрительно смерила Нэнси взглядом.
— Вот еще скажете... Наши в сто раз дороже! Исабел тоже попалась на удочку:
— Старые часы Джосиа — самое настоящее уродство. Мы даже на чердаке не захотели их держать!
Надежда в душе Нэнси разом угасла, но у нее достало духу осведомиться невинным голосом:
— Вы их, по-видимому, продали?
— Продали? — Ада громко и уничижительно рассмеялась. — Интересно, какой болван станет пла-тить деньги за старый, никому не нужный хлам! Их отправили в наш загородный дом на Лунном озере.
Лунное озеро! Их слова были точно удар грома. Девицы Тофэм сообщили ей именно те сведения, ко-торые она так стремилась раздобыть; приглашение Элен Корнинг дает прекрасный повод поехать в Эйвондейл. Все сошлось одно к одному. Теперь бы только добраться до старых часов!
Ада, будто читая мысли посетительницы, добавила уже почти миролюбиво:
— Там немало отличных вещей — в нашем летнем коттедже. Если как-нибудь попадешь в те края, загляни. Сторож тебе покажет.
— Спасибо. Большое спасибо за все. — Нэнси из последних сил старалась скрыть охватившее ее возбуждение. Едва у нее за спиной захлопнулись ворота вражеской крепости, девушка весело и широ-ко улыбнулась, предвкушая будущие события.
— Какое везение! — сказала она себе самой. — Здравствуй, Лунное озеро, вот и я !

0

11

ПУТЕВОДНАЯ НИТЬ
Окрыленная удачей, Нэнси неслась к дому.
«Хотела бы я знать, — не без злорадства говорила она про себя, — какие чувства испытают Тофэмы к часам Джосиа Кроули, когда узнают, что цена этого «хлама» — то самое наследство, на которое они так рассчитывали?»
За обедом Нэнси была оживлена и говорлива, как никогда, но твердо решила ни с кем не делиться своими невероятными планами, пока Ханна не подаст десерт.
Мистер Дру, однако, сообразил, что его ждут сногсшибательные новости.
— Дорогая моя, — сказал он, положив руку на плечо дочери, — ты похожа на кошку, только что сло-павшую канарейку. Выкладывай свою сенсацию.
Нэнси хихикнула:
— Ой, папа, от тебя ничего не скроешь.
Поскольку со стола уже убрали, юная сыщица сочла, что момент настал, и поведала домашним о не-бывалых успехах и счастливых совпадениях, выпавших ей на долю.
— Нет, вы подумайте, надо же было так случиться, что именно сейчас Элен пригласила меня в Эй-вондейл!
— Прекрасно, — промолвил, выслушав дочку, Карсон Дру. — Таким образом ты соединишь приятное с полезным. Купание, плавание на лодке, свежий воздух, развлечения в обществе подруг — чем не каникулы, не отдых, который, между прочим, тебе совсем не вреден...
— Можно я поеду завтра с самого утра? — спросила Нэнси.
— Превосходная мысль, девочка. Перемена обстановки — вещь чудодейственная. Поезжай обяза-тельно.
Нэнси мгновенно сложила вещи и ранним утром следующего дня отправилась в Эйвондейл.
До Лунного озера было примерно восемьдесят километров. Ферма сестер Хувер стояла неподалеку от шоссе, по которому предстояло ехать Нэнси, и девушка надумала заскочить туда на несколько ми-нут. Приближаясь к дому, она услышала пение. Похоже было, что поют в амбаре.
— Какой голос! — и на этот раз восхитилась Нэнси, слушая, как чистое сопрано выводит трели и нежно, точно флейта, выпевает гаммы.
Тут появилась и сама певица. Нэнси, смеясь, преувеличенно громко захлопала в ладоши. Глаза Эли-сон сияли.
— Благодарю тебя, Нэнси. Это я пыталась подражать знаменитостям.
— Ты сама скоро станешь у нас знаменитостью, звездой эпохи, — торжественно предрекла Нэнси.
— Только при условии, что добуду денег на учебу... Есть какие-нибудь новости?
— Кое-что есть. Мне выпала небольшая удача.
В эту минуту из дома вышла Грейс и с энтузиазмом принялась уговаривать Нэнси зайти. Юная сыщица отказалась, сославшись на обилие дел.
— Надеюсь вскорости порадовать вас добрыми вестями, — пообещала она сестрам, помахав рукой на прощание.
Лицо Грейс при этих словах просветлело, а Элисон шумно обрадовалась:
— О, Нэнси, значит еще есть надежда? Какое счастье иметь такого друга, как ты! Возвращайся, по-жалуйста, не задерживайся...
Сев за баранку, Нэнси совсем скоро оставила позади Ривер-роуд и устремилась туда, где ее ждали Лунное озеро и Элен Корнинг. Мыслями она, однако, неизменно возвращалась к родне Кроули и сест-рам Хувер.
— Все они жили бы совсем по-другому, — в который раз вздыхала девушка, — если бы старый Джо-сиа не был так скрытен... Как хорошо бы они жили!
Эти мечты и вздохи были неожиданно прерваны загадочным поведением ее собственного автомоби-ля. Его внезапно начало заносить влево, невзирая на ее попытки держаться посреди магистрали. Му-чимая дурным предчувствием, Нэнси затормозила и вышла из машины поглядеть, что к чему.
Предчувствие ее не обмануло, и подозрения оправдались: спустилось заднее колесо.
— Надо же! — пробормотала она с раздражением. — Хорошенький сюрприз.
В принципе Нэнси умела заменить колесо, но перспектива заниматься этим удовольствия ей не дос-тавила. Делать, однако, было нечего. Она торопливо вытащила из багажника «запаску», отыскала на дне домкрат и гаечный ключ и приступила к работе. Приблизительно через полчаса машина была в порядке. Нэнси взмокла и слегка запыхалась.
— Фу ты! — помотала она головой, уже сидя за рулем. — Сейчас бы в самый раз выкупаться в Лун-ном озере. И чтобы вода была холодная, приятная.
В начале первого впереди показался летний лагерь Эйвондейл, числившийся под началом тетушки Элен. Между стройных, высоких деревьев, росших вдоль дороги, замелькали купальные кабинки и тенты. За ними в ярком свете солнечного дня сверкало и переливалось голубое озеро.
Нэнси только успела подъехать к лагерю, как ее автомобиль тут же плотным кольцом окружила тол-па девушек. Из купальной кабинки выбежала Элен и бросилась к любимой подружке.
— Девочки, это Нэнси Дру! — весело объявила она во всеуслышание и поочередно представила своих знакомых владелице темно-синего автомобиля с открывающимся верхом. Нэнси не знала нико-го из них, но тотчас почувствовала общее доброжелательство. Ей тут явно были рады.
— Нэнси, — распорядилась Элен, — давай ставь машину за столовой и пойдем позавтракаем.
— Последние слова звучат просто чарующе, — рассмеялась Нэнси. — Я почти умираю с голоду.
Тем не менее сначала пришлось зайти в главное здание и зарегистрироваться. Там Нэнси познако-милась с тетей Мартой, директором лагеря.
— Можно она поселится вместе со мной? — попросила тетушку Элен,
— Разумеется, дорогая. Надеюсь, Нэнси, ты у нас хорошо отдохнешь.
— Я в этом абсолютно уверена, тетя Марта.
По дороге к дому Нэнси сообщила Элен, что продала мистеру Тофэму все билеты на благотвори-тельный бал, и отдала деньги.
— Что это он так расщедрился? — удивилась Элен. Но тут же иронически ухмыльнулась:
— Впрочем, скорее всего это сделано для собственного престижа, а не из любви к ближнему.
Нэнси едва успела сунуть свой чемодан под легкую раскладную кровать и немного привести себя в порядок после долгой дороги, как раздался звон колокола, призывающий к ленчу. Еда оказалась про-стой, но вкусной, и Нэнси уписывала все подряд с большим аппетитом.
После завтрака предстояло выбрать, чем заняться. А выбрать было из чего! Сначала новые подруги убедили Нэнси отправиться с ними на пешую прогулку. Потом возникла идея купания в озере. Нэнси все очень понравилось, она от души веселилась и чувствовала себя превосходно; однако мысль о тайне Кроули не покидала ее ни на миг.
— Надо выяснить, где коттедж Тофэмов, — напомнила она себе. — Это во-первых. Во-вторых, надо ухитриться посетить его в одиночестве.
С первой частью задачи удалось справиться в тот же день. Около пяти Элен предложила новое раз-влечение:
— Не прокатиться ли нам по озеру на моторной лодке? До ужина времени как раз хватит.
— Замечательно! — Нэнси с готовностью согласилась. — Кстати, с воды видны летние коттеджи?
— Конечно. Почти вес видны.
Элен отвела подругу на пристань; она, Нэнси и еще четыре девушки взобрались на борт небольшого суденышка. Кто-то из них завел мотор, и Элен заметила:
— Всякий раз вздыхаем с облегчением, когда он заводится. Время от времени он ни с того, ни с сего останавливается, и никогда не знаешь заранее, где и когда это случится.
— Точно, — подтвердила девушка по имени Барби. — А уж если застрянешь в это время года, то за-стрянешь надолго. Почти все коттеджи пустуют, и лодки еще лежат в зимних хранилищах. Так что и помочь некому.
Катерок выплыл на середину озера; Нэнси поразила красота вида, открывшегося ее взору. Небесная лазурь и теплое золото послеполуденного солнца, блистая, отражались в мерцающей глубине вод.
— Какой пейзаж для живописца! — думала девушка.
Они поплыли быстрее; Нэнси, однако, успевала сквозь большие вечнозеленые деревья, окаймляв-шие озеро, разглядеть домики, то там, то сям разбросанные по берегу.
— Где-то здесь, кажется, дом Тофэмов, правда? — осведомилась она с нарочитой небрежностью.
— Он на другой стороне озера, — объяснила Элен. — Мы скоро туда подплывем.
— А в нем кто-нибудь сейчас живет?
— Никто не живет, и коттедж заперт. За ним присматривает Джеф Таккер, сторож. Это самый высо-кий и тощий человек на свете. Кроме как в цирке, таких нигде не встретишь.
— А туда трудно добраться?
— На лодке легко. А если идти по дороге вокруг озера, то это далекий путь. — Элен внимательно по-глядела на подругу. — Вот уж не предполагала, что тебя так интересуют Тофэмы.
— У меня с ними нет ничего общего, ты ведь знаешь, — Нэнси спешила оправдаться. — Я спросила просто из любопытства...
Спустя некоторое время лодка сбавила скорость и, пыхтя мотором, пошла вдоль берега. Элен пове-ла рукой в сторону широкой дорожки, видневшейся между деревьев. В конце ее стоял белый коттедж, большой и нелепый.
— Вот они, владения Тофэмов, — насмешливо проговорила она.
Стараясь не выказать излишней заинтересованности, Нэнси исподволь разглядывала дом, надеясь запомнить его местоположение,
— Завтра приду сюда и попытаюсь наконец проникнуть в тайну, — пообещала она себе.

0

12

НЕЧАЯННОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ
На следующее утро Нэнси разбудил пьянящий аромат сосен. Сгорая от нетерпения немедля отпра-виться в летнюю резиденцию Тофэмов, будущий Шерлок Холмс вскочил и без промедления оделся.
Строя планы, следовало, однако, принять в расчет Элен Корнинг и ее друзей. Едва завершился зав-трак, Нэнси подхватил и унес с собой вихрь новых развлечений, придуманных молодежью. За весь день ей ни разу не представилась даже крохотная возможность вырваться на волю.
— О, Элен! — простонала Нэнси, рухнув в постель поздним вечером. — Теннисный матч, состязания на байдарках, плавание, водные лыжи — все это было потрясающе. Но завтра я хотела бы ни в чем не участвовать и принадлежать себе самой.
Элен весело рассмеялась.
— Выспишься как следует — станешь думать по-другому. Подожди, увидишь сама, что я права.
Вместо ответа Нэнси сонным голосом пожелала подружке спокойной ночи. Но даже засыпая, уже в полусне, поклялась, что не позволит больше помешать ей выполнить задуманное.
Наступило новое утро. После завтрака Нэнси осталась тверда в своих намерениях. Элен уговарива-ла ее пойти на целый день в поход с большой компанией девушек, настаивала, просила, но Нэнси в ответ упрямо качала головой.
— Я страшно тебе благодарна за приглашение, Элен, но на сегодня, ради Бога, дай мне увольни-тельную.
В другое время Нэнси, конечно, охотно отправилась бы в такой великолепный поход. Но сейчас ей было необходимо заняться дальнейшим расследованием. Элен, конечно, обиделась, но уступила подруге и ушла в лес одна, без нее.
Едва она скрылась из виду, Нэнси развила бешеную деятельность. Добившись от тети Марты разре-шения взять катерок, она бегом бросилась к причалу. Ей уже доводилось управлять моторной лодкой; она не сомневалась, что справится и на сей раз.
— Ну, теперь полный вперед к Тофэмам!
К ее радости, мотор завелся мгновенно, и без особых усилий лодку удалось вывести на глубину. Су-денышко уверенно разрезало носом воду, прохладные брызги осыпали лицо Нэнси. Начинающий Шерлок Холмс слегка дрожал от волнения: катерок несся туда, где, вполне вероятно, хранился ключ к разгадке тайны.
— Только бы сторож Тофэмов впустил меня в дом... — тревожилась Нэнси.
С приближением к цели все чаще и беспокойнее билось сердце. Вдруг ни с того ни с сего, мотор на-чал работать с перебоями; еще через минуту, издав долгий хриплый звук, он замолчал, как покойник.
— Ой! Да что же это? — громко вскрикнула Нэнси.
Бак был полон горючего; это она не забыла проверить перед отплытием. И тут на память ей пришли слова Элен о том, что мотор временами почему-то глохнет. Без всякой причины.
Нэнси расстроилась почти до слез. Неожиданное осложнение было чревато потерей драгоценного времени. Она принялась обследовать двигатель и больше часа пыталась вернуть его к жизни, делая все, что умела. Усилия ее оказались тщетными. Мотор был безответен.
— Вот не повезло! — с досадой проговорила она вслух. — Надо же, чтобы он заглох именно сегодня! Значит, теперь мне вообще не попасть к Тофэмам...
На минуту девушкой овладело искушение броситься в воду и поплыть к берегу. Мысль о том, что часы Кроули так близки и так недоступны, была мучительна. Но она справилась с искушением: лодку нельзя бросать на отмели; ее может унести волной. Нэнси придется держать ©ответ перед админист-рацией лагеря.
— Надо подождать. Появится какое-нибудь суденышко, не может не появиться, и спасет меня...
Но судьба в этот день явно ополчилась против Нэнси. Мучительно медленно, час за часом, тяну-лось время, а гладь озера по-прежнему оставалась пустынной. Некуда было деться от лучей рас-каленного с Они безжалостно жарили прямо по спине, по лицу, по рукам. Нэнси почувствовала себя довольно скверно. К тому же она ослабела от голода.
— Но хуже всего то, — размышляла она мрачно, — что второй день пропадает зря. А я должна рас-крыть эту тайну во что бы то ни стало.
Чтобы хоть чем-то заняться, она снова взялась за мотор. Солнце было уже совсем низко, почти у са-мой воды, когда Нэнси наконец села и перевела дух.
— Ну вот! — объявила она неизвестно кому. — Сделала все, что могла. Если он теперь не заведет-ся, то не заведется уже никогда.
К великой ее радости и к великому же изумлению, мотор отозвался на эти слова жизнерадостным гу-лом — будто и не глох ни разу в жизни.
Не теряя времени, Нэнси направила лодку к лагерной пристани. Идти в дом к Тофэмам она не реши-лась: начинало смеркаться.
На берегу ее ждала Элен с подругами. Жительницы лагеря радостными криками приветствовали ее появление.
— Мы уже собирались послать за тобой поисковую группу! — Элен серьезно беспокоилась. — Мы... — Она вдруг замолчала и вгляделась в Нэнси. — Ты загорела и вымазалась в каком-то машинном масле. Что с тобой было?
Нэнси расхохоталась.
— Я довольно долго, пожалуй даже слишком долго, принимала солнечную ванну...
Когда девушки разошлись по своим коттеджам, она в шутливой манере поведала Элен историю с мо-тором. Узнав, что у Нэнси с утра и маковой росинки во рту не было, Элен побежала на кухню и принес-ла кое-что из еды.
Наутро юная сыщица решилась на новый шаг .Сразу после завтрака она начала собирать чемодан.
Вошедшая в комнату Элен застыла в изумлении:
—В чем дело, Нэнси? Не собираешься ли ты уехать из лагеря?
— Мне, к сожалению, необходимо это сделать, Элен. Сразу после ленча Может, я еще вернусь, но полной уверенности у меня нет; поэтому правильнее будет забрать вещи с собой.
— Тебе здесь не нравится?
— Очень нравится!       горячо запротестовала Нэнси. — Я отлично провела у вас время. Но, понима-ешь, есть одно ужасно важное дело, и мне необходимо заняться им сегодня же.
Не говоря ни слова, Элен пытливо смотрела в глаза Нэнси, Потом понимающе усмехнулась:
— Нэнси Дру, ты и твой папа расследуете какое-то преступление!.,
— Да, что-то в этом роде... — вынуждена была признаться юная сыщица. — Но я постараюсь возвра-титься. Ладно?
— Постарайся, пожалуйста! — с жаром воскликнула Элен.
Нэнси забежала в канцелярию, уплатила за три проведенных в лагере дня и кое-как объяснила тете Марте причину столь поспешного отъезда. После ленча, сев в машину, она двинулась к воротам, со-провождаемая целым хором добрых пожеланий. Молодежь лагеря с искренним сожалением смотрела, как Нэнси обогнула озеро, потом свернула на проселочную дорогу, ведущую к Тофзмам. Еще несколько минут, и она очутилась у лесной развилки.
— Куда же теперь? — недоумевала девушка. — Направо или налево?
Она все-таки выбрала левую дорогу, прикинув, что та уж наверняка ведет к озеру.
Дорога оказалась скверной, вся в выбоинах. Две были особенно глубоки; по всей видимости, их оставил какой-нибудь грузовик или фургон.
— Следы, кажется, довольно свежие...
Еще несколько минут, и взорам юной сыщицы открылся вид сразу на несколько летних коттеджей. По большей части они стояли заколоченные: сезон по-настоящему еще не начался.
Нэнси вгляделась было в один из них, но в это самое мгновение руль чуть не выскочил у нее из рук, автомобиль подпрыгнул. Видимо, колесо угодило в особенно глубокую рытвину. Она круто повернула баранку, чтобы вернуть машину на середину дороги, и нечаянно задела рукой клаксон. Лесную тишь огласил высокий, резкий гудок.
— Так я всех зверей и птиц распугаю... — Нэнси фыркнула.
Дорога сделала еще один поворот, и впереди, справа, метрах в ста от машины, Нэнси увидела боль-шое белое строение. Она доехала до подъездной аллеи. Никаких признаков, указывающих на то, что коттедж обитаем, не было, но обсаженная деревьями дорожка, ведущая к озеру, очень напоминала ту, которую два дня назад она разглядывала с лодки.
— Надо дойти до берега и оттуда посмотреть на дом, — решила девушка. — Тогда я буду точно знать, тот ли это коттедж, который показывала мне Элен.
Нэнси поставила машину у самого края дороги и вышла.
Удивительное дело: следы грузовика явственно отпечатались и здесь. Следы тянулись до самого дома; там грузовик, судя по всему, развернулся и поехал назад, к грунтовой дороге.
— Должно быть привозил продукты на лето, — подумала Нэнси.
По дорожке она спустилась почти к самой воде и оглянулась.
— Никаких сомнений: это он...
Вместо того, чтобы вернуться назад прежним путем, Нэнси в целях конспирации пошла между де-ревьев. В душе у нее возникло и с каждым мгновением крепло предчувствие, что тайна Кроули близка к раскрытию. Она вышла на дорожку и побежала к дому.
— Хорошо бы застать сторожа...
Внезапно она замерла на месте, не в силах и слова молвить от изумления. Потом пробормотала в отчаянии:
— Значит, Тофэмы отсюда съехали...
Главная и боковые двери коттеджа были распахнуты настежь. На крыльце лежала какая-то перевер-нутая мебель; разнообразная домашняя утварь была разбросана по аллее.
Нагнувшись, Нэнси стала рассматривать отчетливые следы на земле и без труда различила отпечатки грубых мужских ботинок. Кроме того, землю исчертили длинные полосы; это, наверное, по лужайке волоком тащили мебель и картонные коробки...
— Следы автомобильных шин точно такие же, как те, что я видела по пути сюда. Должно быть, фур-гон тот же самый... — тихо проговорила Нэнси. — Но Тофэмы ни слова не сказали о своем отъезде... — Она нахмурилась, совершенно сбитая с толку. Недоумение ее только усилилось, когда по ступень-кам она взошла на крыльцо и с силой постучала по створке открытой двери. Ответа не было. Нэнси громко забарабанила по филенке. Молчание,
А где же Джеф Таккер? Сторож! Почему не присутствовал при погрузке, не следил бдительно за ра-ботой грузчиков? Дух запустения и безлюдья витал над домом.
— Что-то во всем этом есть странное, — подумала Нэнси.
Заинтригованная и ничего не понимающая, она вошла в гостиную. Глазам ее вновь предстала карти-на разорения. За исключением мелочей, всю мебель из комнаты вынесли. Даже занавеси содрали с карнизов, а напольные покрытия просто исчезли.
— Ну и ну! Мебель, стало быть, почти вся вывезена, — рассуждала Нэнси, глядя по сторонам. — Те-перь они, наверное, вернутся, чтобы забрать остальное.
Она обошла и внимательно осмотрела первый этаж. Все комнаты, кроме одной, фактически стояли пустые. Все, кроме небольшого кабинета. Переступив его порог, Нэнси чуть не упала, споткнувшись о свернутый и перевязанный веревкой ковер. Стол, стулья и прочие предметы обстановки выдвинули на середину, тоже, по-видимому, приготовив к отправке.
— Нет, что-то здесь нечисто... Не могла я ничего не слышать »том, что Тофэмы отказались от летне-го коттеджа. Да и сами они | что советовали в него заглянуть... — приглушенным голосом беседовала сама с собой Нэнси. — А грузчики, не в обиду им будет сказано, работали небрежно. Халтурили...
Смутное подозрение, родившееся где-то глубоко в мозгу, обрело вдруг пугающую определенность.
— Это не грузчики, — осенило девушку. — Это грабители! В ту же секунду мысль Нэнси вернулась к угольно-серо автофургону, заезжавшему к Тэрнерам. Не они ли обокрали Эдну и Мэри?
— Этим можно объяснить и то обстоятельство, — торопливо соображала Нэнси в тревоге, — что во-ры так трусливо и поспешно удрали отсюда. Их, скорее всего, спугнул гудок моей машины.
Девушка еще раз оглянулась вокруг, уже сильно нервничая. А что, если мошенники спрятались где-то поблизости и выжидают, пока можно будет вернуться и докончить начатое?
Отчетливое сознание, что она тут одна-одинешенька, что вокруг никого, даже домов других не видно и некому прийти помощь, наполнило душу Нэнси трепетом. У нее мурашки вползли по коже.
В следующую минуту она решительно взяла себя в руки постаралась преодолеть страх.
— Как бы то ни было, я должна выяснить, здесь ли часы Кроули, — сурово напомнила она себе и снова отправилась путешествие по коттеджу.
Интересующий ее предмет она не обнаружила и пришла невеселому выводу:
— Часы воры, конечно, тоже прибрали к рукам... Потом она стала думать, как поймать похитителей: «Первым делом надо сообщить в полицию об ограблении». Она поискала телефон, но в доме его не оказалось.
— Придется ехать в ближайшее полицейское управление...
Нэнси двинулась было к выходу, но по дороге мельком глянула в окно и оцепенела от ужаса. Некто в кепке, низко задвинутой на глаза, осторожно пробирался к дому. Он не 5ыл высок и худ — скорее приземист и тяжеловесен.
— Это тот, кого описывали Тэрнеры! Один из воров, ставших у них фамильные ценности!

0

13

БЕЗЫСХОДНАЯ СИТУАЦИЯ
Нэнси стояла неподвижно, ноги словно приросли к полу. Она больше не сомневалась в том, что че-ловек, крадущийся дому, — грабитель.
Однако растерялась она всего на один миг. Потом повернулась и бегом бросилась обратно в каби-нет. Она не сразу поняла, что угодила в ловушку, потому что в этой комнате другой двери не было. Не мешкая ни секунды, она кинулась было в гостиную,.. Не сделав, однако, и нескольких шагов, девушка со страхом сообразила, что выход в эту сторону тоже перекрыт. Незнакомый мужчина, стуча башмаками, уже поднимался по ступенькам крыльца.
— Ничего хорошего из нашей с ним беседы не выйдет, — рассудила Нэнси. — Лучше я спрячусь, а когда он отсюда уберется, поеду за ним, выслежу, куда он держит путь, и сообщу полиции.
В панике, с бешено бьющимся сердцем юная сыщица лихорадочно оглядывалась по сторонам, ища, где бы укрыться. Единственным подходящим убежищем ей показался чулан. Она шмыгнула туда и прикрыла за собой дверь.
Еще секунда — и было бы поздно! Едва она успела это сделать, как снаружи, совсем рядом с чула-ном, послышались тяжелые шаги. В крошечную щелочку было видно, как в кабинет протопал какой-то грузный мужчина. Выражение лица его поражало тупостью и злобой.
Сперва он повернул к чулану, где она пряталась, и Нэнси даже дыхание затаила, чтобы не выдать себя. Слава Богу, мужчина явно не заметил ничего подозрительного, ибо глаза его скользнули по две-рям с полным безразличием.
Убежище было местом, прямо скажем, не слишком комфортабельным. Темная комнатенка с затхлым запахом и кучей старой одежды, на гвоздях развешанной по стенам. От пыли у Нэнси защекотало в ноздрях — она испуганно прижала к лицу носовой платок:
— Если я хоть раз чихну, они меня тотчас застукают...
Она стала ощупывать стены и чуть не пропорола себе руку острым гвоздем. Потом, наткнувшись на полке на что-то мягкое, подумала, что, должно быть, задела спящую кошку. Она отдернула пальцы, затем коснулась незнакомого предмета с большей осторожностью.
— Тьфу ты, это все лишь старая меховая шапка! — сказала Нэнси себе самой с отвращением. — О, Господи, до чего же хочется чихнуть! Я, кажется, сейчас не выдержу...
Она закрыла рукой рот и, страдая, скривившись, ждала, что будет дальше. Однако чихать вдруг по-чему-то расхотелось, и она облегченно перевела дух.
В эту минуту, когда Нэнси осмелилась снова заглянуть в дверную щелку, мимо ее глаз в кабинет прошествовали еще двое мужчин. Один был низенький и толстый, другой чуть повыше. В том, что оба не имели никакого касательства к сторожу, Нэнси не сомневалась; со слов Элен Корнинг она знала, что сторож худ как жердь.
Грузный мужчина, тот, что вошел в дом первым, по всей вероятности, был предводителем этой шай-ки. Он тут же начал отдавать приказания.
— Пошевеливайтесь! — рычал он. — Нам нельзя тут чикаться до вечера, если мы не хотим попасть за решетку. Эта девчонка, которую ты видел, Джек, может в любую минуту вернуться. Она тут, навер-ное, что-то вынюхивает.
Человек, которого звали Джеком, с угрюмым видом пожал плечами.
— Что это с тобой приключилось, Сид? Сдрейфил малость? Ну, шляется тут девчонка, что с того? Придет — расскажем ей какую-нибудь подходящую историю, а потом пусть катится восвояси.
— Кончай свою идиотскую болтовню, — отозвался Сид. — Парки, давай вместе с Джеком вытас-кивай письменный стол!
Теперь Нэнси все стало ясно до конца. Ее загнала в западню шайка бывалых воров! И ничего нельзя было сделать, оставалось только сидеть тихонько в душном чулане, беспомощно подглядывать и прислушиваться.
Двое мужчин подняли массивный стол и потащили к дверям. Но, видимо, темпы, с которыми они вы-полняли свою задачу, не устраивали вожака, и он принялся яростно ругаться.
Джек в ответ набросился на него сам:
— Если ты так торопишься, почему бы тебе не пригнать фургон прямо к дому, а не прятать его на до-роге в лесу?
— Да, конечно, и чтобы кто-нибудь проехал мимо и увидел нас! — презрительно и зло ухмыльнулся предводитель шайки — Ну, взяли!
Постепенно воры вынесли из комнаты все мало-мальски ценное Возможность улизнуть Нэнси не представилась. Она так и сидела в своем чулане, пока бандиты раз за разом таскали добычу в лес и возвращались за новыми порциями.
— Так. Вроде ничего стоящего не забыли, — подытожил наконец Сид результаты проделанной рабо-ты. Сообщники его уже ушли; он тоже, пробурчав что-то еще, двинулся к выходу, но на пороге остано-вился, дабы последний раз хозяйским взором окинуть помещение.
В этот миг Нэнси снова ощутила нестерпимое желание чихнуть Она попыталась хоть немного при-глушить звук Тщетно,
Вор повернулся в ее сторону
— Эй! Это кто же там,..
Он подошел прямо к чулану рывком распахнул дверь, мгновенно обнаружил Нэнси и со злобой вы-толкнул ее наружу
— Шпионила за нами, да?  — прорычал он. Нэнси с дерзким непокорством смотрела ему прямо в ли-цо
Я ни за кем не шпионила
— Тогда, что же ты делала в этом чулане? — Глаза вора недобро сузились.
— Я пришла сюда, чтобы повидать сторожа.
— И искала его в самом подходящем месте, не так ли? — Жестокая усмешка играла на губах Сида.
Нэнси отчетливо сознавала, что положение ее безвыходно, но мужественно старалась скрыть страх.
«Успокойся сейчас же!» — приказала она себе.
И проговорила вслух почти невозмутимым тоном.
— Я услышала чьи-то шаги и немного испугалась.
— Ясно. Сейчас ты у меня испугаешься гораздо больше, — угрожающе пообещал девушке предводитель шайки. — Это, считай, последний раз в жизни ты совала нос в дело, которое тебя не ка-сается!
Новая волна страха окатила Нэнси, но она продолжала держаться с прежней отвагой.
— Вы не имеете права ни находиться здесь, ни вывозить мебель у Тофэмов, — ответила девушка уверенно и резко. — Вас надо сдать полиции.
— Ну, уж это-то тебе никогда не удастся сделать, — громко расхохотался главарь шайки, — Ты еще очень и очень пожалеешь, что шлялась тут и шпионила. Я с тобой поступлю точно так же, как со здешним сторожем.
— Сторожем? — Нэнси помертвела от страха. — Что вы с ним сделали?
— Узнаешь со временем.
Нэнси вдруг проворно отскочила в сторону и, пробежав мимо бандита, бросилась к двери. Тот взре-вел от ярости и.одним прыжком догнав Нэнси, грубо схватил ее за руки.
— Думаешь, ты очень ловкая? — прохрипел он ей в лицо. — Зря! Я-то куда ловчей!
Нэнси отчаянно пыталась вырваться. Она крутилась, извивалась, дралась ногами и царапалась. Но лапищи Сида были не слабее клещей. Он точно тисками сжимал ее запястья.
— Отпустите меня! — кричала Нэнси, борясь с ним все ожесточеннее. — Отпустите!
Не обращая внимания на ее мольбы, Сид почти протащил девушку через всю комнату, отворил дверь чулана и впихнул» ее внутрь.
Нэнси услышала, как снаружи щелкнул ключ в замке.
— Теперь можешь шпионить, сколько влезет! — смеялся негодяй. — А чтобы ты не сомневалась, что тебя никто не выпустит, ключ я возьму с собой.
Когда стук тяжелых башмаков по полу затих, Нэнси поняла, что Сид покинул дом. На короткий миг ее охватила жгучая радость. В следующий момент сердце девушки мучительно сжалось. Она ус-лышала приглушенный шум мотора это выезжал из лесу мебельный фургон), и ей открылась страшная правда случившегося.
— Они бросили меня тут умирать... Умирать от голода... — подумала Нэнси, почти теряя сознание.

0

14

ОБРЕТЕННАЯ СВОБОДА
Поначалу девушка слишком перепугалась, чтобы рассуждать логично. Она просто била кулаками в дверь, но тяжелая дубовая панель не желала поддаваться.
— Помогите! Помогите! — кричала Нэнси.
Измученная попытками сломить сопротивление двери, она, в конце концов, повалилась на пол. В до-ме было тихо, как в могиле. В этой кошмарной ситуации Нэнси возблагодарила Бога хотя бы за то, что в чулан все же проникал свежий воздух и можно было нормально дышать.
На то, что поблизости от коттеджа сыщется хоть одна живая душа, надежды было мало; и все-таки Нэнси поднялась с Полу и громким голосом принялась снова звать на помощь. Крики ее эхом отдава-лись в пустом доме, и казалось, что кто-то передразнивает пленницу.
— Почему мне не хватило ума сказать Элен, куда я собралась? — нещадно бранила она себя. — Де-вочкам в лагере и во сне не приснится, где я теперь.
Нэнси горестно вспомнила и другое. Отец считает, что она пробудет в Эйвондейле не меньше неде-ли. Значит, поначалу его не встревожит ее отсутствие. А потом... потом будет слишком поздно..,
— Кто-нибудь может заметить мой автомобиль на обочине, — Продолжала девушка печально анали-зировать ситуацию. — Да нет, вряд ли... В такое время года здесь никто и не гуляет. До начала сезона еще по меньшей мере недели
С содроганием подумала она о судьбе Джефа Таккера. Главарь бандитов дал понять, что ей уготова-но то же наказание, что и сторожу. Если он где-то заперт, помощи от бедолаги ждать не приходится.
— Эти проклятые воры умчатся далеко-далеко в своем фургоне; если даже я и смогла бы вы-браться отсюда, все равно ИХ уже не догнать.
Смысл происходящего наконец во всех деталях дошел до сознания Нэнси, и ею опять овладела па-ника. В неистовом желании выломать дверь она всем телом наваливалась на нее снова и снова. Она колотила по дереву до тех нор, пока не расшибла пальцы и из них не потекла кровь... Потом снова опустилась на пол — передохнуть и попытаться принудить себя мыслить разумно.
— Так я только понапрасну теряю силы. Надо рассуждать здраво.
Нэнси вспомнила, что иногда замок можно открыть с помощью проволоки. Вынув из волос заколку и раскрыв ее, она принялась за дело. Однако в темноте ничего не было видно, она действовала на ощупь и успеха не добилась.
Через четверть часа пришлось отказаться от этой идеи.
— Бесполезно, — удрученно сказала Нэнси во тьму. — Я здесь похоронена навеки.
Она стала думать об отце, о Ханне Груин, об Элен, о других близких друзьях. Суждено ли им сви-деться снова? Бедняжка окончательно пала духом и уже была опасно близка к тому, чтобы запла-кать.
— Ну, уж нет! Этого не будет никогда! — Она сурово отчитала себя за малодушие. — Я обязана не терять головы и придумать способ освободиться.
Замурованная в четырех стенах девушка решила тщательно обследовать свою тюрьму: вдруг ей по счастливой случайности попадется какой-нибудь инструмент, с помощью которого можно взломать замок? Нэнси терпеливо обшарила карманы всех платьев и костюмов, свисавших с гвоздей. Она даже ощупала каждый сантиметр пола.
Ничего подходящего не нашлось, зато в результате ее действий в каморке поднялось целое облако пыли. Дышать теперь было куда труднее. Чулан к этому времени вообще сильно прогрелся, и в нем стало до неприятного жарко. С тоской думала узница о свежем воздухе, о прохладной воде озера, доступ к которым был ей наглухо закрыт.
Потом, совершенно неожиданно, Нэнси наткнулась рукой на что-то твердое. Торопливо ощупав не-знакомый предмет пальцами, она выяснила, что это деревянный брус, подвешенный где-то высоко у нее над головой. Он шел по всему периметру чулана и частями соразмерно был прикреплен к каждой стене. Очевидно, когда-то за него цепляли вешалки для одежды.
— А что, если попробовать куском этого бруса выломать одну из досок в двери? — В душе Нэнси пробудилась робкая надежда. — Он вроде бы крепкий, и размер подходящий.
Ухватившись за брус, она начала дергать его изо всех сил. Брус не шелохнулся, и она принялась по-немногу раскачивать его, то отклоняясь назад, то налегая на дерево. В конце концов, штукатурка треснула, и одна сторона, не выдержав, надломилась. Еще два-три рывка, и брусок отделился от сте-ны.
К горькому разочарованию, Нэнси он оказался слишком длинным, чтобы служить тараном в тесном пространстве чулана. Ощупав свое орудие, она убедилась, однако, что оно заострено по краям.
262
— А что, если его использовать как клин для взлома? — Надежда вновь забрезжила во мраке.
Юная сыщица вставила конец бруса между дверными петлями и самой дверью и всем телом навали-лась сверху. Дверь ни чуточки не реагировала.
— Этот древний грек, Архимед этот, он сам не знал, что говорит, когда объявил, будто с помощью рычага можно сдвинуть с места Землю, — сердито бормотала себе под нос взмыленная Нэнси. — По-глядела бы я, как он сдвинет хоть на сантиметр мою проклятую дверь!
Но когда она упрямо, изо всех сил надавила на брус вторично, петли слегка шевельнулись. Воодушевившись, Нэнси снова всей своей тяжестью налегла на «точку опоры».
— Идет! — в восторге закричала девушка.
Потом она еще и еще повторяла это упражнение, и одна петля в конце концов оторвалась от обшив-ки, а дверь осела. Вставить клин между ними теперь было легко, и Нэнси с радостью поняла, что по-беда близка. У нее словно прибавилось сил.
Потом поддалась вторая петля... И тут вдруг явственно послышались шаги. Кто-то почти вбежал в кабинет, бросился прямо к дверям чулана и с силой придавил ее плечом снаружи.
Нэнси остолбенела. Вернулся один из грабителей? Прибежал на шум удостовериться, что она не улизнула?
Нет, эта версия не годилась. Сид с дружками, бесспорно, мечтал лишь о том, как подальше уб-раться из здешних мест.
Однако кто же тогда стоит за дверью? Кто-нибудь из То-фэмов?
— Ага, гляжу я, воришки паскудные, один из вас сидит в капкане! — донесся до нее негодующий мужской голос. — Ну, что, попался, дьявольское отродье? Будешь теперь знать, как ломать комедию да издеваться над старым Джефом Таккером! Все, больше воровать тебе не придется. Ты у меня в руках.
Сторож... Нэнси глубоко вздохнула, испытывая немыслимое облегчение и огромную усталость.
— Выпустите меня! — взмолилась она. — Я не воришка! Дайте мне только выйти отсюда — я вам все объясню.
За дверью стало тихо. Потом мужчина произнес неуверенно:
— Норовишь, значит, сбить меня с толку, подражая женщине?.. Не выйдет, сэр! Старого Джефа Так-кера вашей компании больше не одурачить!
Нэнси лихорадочно думала, как переубедить человека за дверью, и, не придумав ничего лучшего, громко, отчаянно завизжала.
— Хорошо, хорошо, мэм! Верю вам! Мужчине такой вопль нипочем не издать. Сейчас я вас выпущу.
Нэнси замерла в ожидании. Но дверь не отворилась. То, что она затем услышала, снова повергло ее в смятение:
— Ну, это уж ни в какие ворота не лезет! В кармане пусто, а связку запасных ключей я где-то оста-вил, не помню, где. Вот черт!
Тут уж Нэнси едва не зарыдала:
— Мистер Таккер, найдите ключ, ради всего святого! Вы во всех карманах посмотрели? Поищите снова. Пожалуйста! Я больше здесь не могу!
— Держитесь, мэм, — последовал ободряющий ответ. — Сейчас я еще раз все проверю.
Нэнси уже стала думать, что ей придется продолжить единоборство с дверью, но тут Джеф Таккер победно воскликнул:
— Нашел! Вы были правы, мэм. Ключ лежал у меня в заднем кармане брюк. И вы знаете...
— Да отоприте же наконец! — в ярости крикнула Нэнси, изнемогая от духоты и напряжения.
Ключ повернулся в замке, задвижка щелкнула. Вне себя от счастья девушка толкнула дверь рукой...
В первую секунду яркое солнце, залившее комнату, почти ослепило ее. Когда глаза привыкли к све-ту, она увидела прямо перед собой высокого, невероятно тощего пожилого мужчину в синей рубашке и комбинезоне. Тот в свою очередь не сводил с нее обеспокоенного и удивленного взора.
— Мистер Таккер, — не откладывая, приступила к объяснению юная сыщица. — Я — Нэнси Дру. Я искала вас по всему дому, а потом появились эти мерзкие воры и заперли меня в чулане... — Она умолкла, изучающе глядя на сторожа. — Очень рада, что вы в полном порядке, мистер Таккер. Пред-водитель шайки сказал, что вас они тоже где-то заперли. Расскажите же, что они с вами делали.
— Видите ли, мисс Дру, — смущенно начал Джеф, — эти негодяи попросту провели меня. Они заяви-лись сюда в небольшом фургоне и сказали, что поблизости бродят какие-то подозрительные люди и мне бы следовало выяснить, зачем они пришли в чужие владения. К сожалению, — он вздохнул, — о подвохе я и не подумал. Решил, что они говорят правду... Один из них пошел вместе со мной к озеру, хотел, мол, помочь, и запер меня там в сарае. Я только что из него выбрался. — Старик горестно по-качал головой. — А они все это время грабили коттедж... Меня наверняка прогонят с работы.
Зная Тофэмов, Нэнси в глубине души с ним целиком согласилась, вслух же попыталась хоть как-то его успокоить:
— Не убивайтесь так сильно, мистер Таккер. Мы непременно сообщим о краже в полицейское управ-ление. Может, воров поймают раньше, чем они успеют сбыть награбленное.
Сторож немного повеселел.
— Я могу дать точное описание этих мерзавцев. Их поганые рожи мне до смерти не забыть!
— Вот и прекрасно... — Внезапная мысль вернула Нэнси к главному: — Мистер Таккер, пока мы от-сюда не уехали, скажите, будьте добры, не было ли в доме старых часов? Каминных? Таких, знаете, больших, с квадратным циферблатом?
Светло-голубые глаза Джефа Таккера сощурились.
— Каминные часы? Гм... Господи, да что это я! Конечно, были. — Он протянул палец к полке над ка-мином. — Тут они и стояли. Я так привык к ним, что уже не замечал... Вот сразу и не вспомнил. Да и не заметил я поначалу, что их тоже утащили. По-моему, большой ценности они не представляют. Тофэ-мы их далее никогда не заводили... Я ни разу не видел...
У Нэнси даже в висках застучало. Теперь, зная, что часы украдены, она больше, чем когда бы то ни было, жаждала поимки воров. Джеф Таккер был вынужден прервать свой монолог и вместе с ней то-ропливо шагать к машине.
— Где тут у вас ближайшее полицейское управление, мистер Таккер? — осведомилась девушка, по-могая сторожу усесться в автомобиль.
— До самого Мельбурна ни одного нет, мисс Дру.
— Тем более надо спешить.
Быстро, насколько позволяла грунтовая дорога, Нэнси двинулась к шоссе. Интересно, если ей даже повезет и удастся задержать воров, а потом отнять у них часы Джосиа Кроули, сможет она наконец проникнуть в тайну завещания? Или нет?

0

15

ПОГОНЯ
— В какой стороне Мельбурн? они выбрались на шоссе.
— Вон там, — показал рукой сторож.
— Это направление предпочли и наши воры, — проговорила девушка, заметив грязь и знакомые от-печатки шин, по которым можно было судить, что мебельный автофургон тоже выехал на главную до-рогу. — Однако, — добавила она, бросив взгляд на приборную доску с часами, — они, видимо, уже очень далеко отсюда. Не поймать их нам...
— Чтоб им перевернуться! — от души пожелал старый Джеф,
Нэнси, вела машину на предельной скорости, Джеф Таккер не сводил глаз с дороги, оглядывая заод-но и обочины.
— У этих подонков вполне может хватить наглости остановиться и начать пересчитывать награблен-ное да подсчитывать будущие барыши.
Нэнси рассмеялась — хотя веселого в ее положении, видит Бог, было мало.
— Может, и хватить. Только не думаю я, что люди этого сорта так беспечны.
— А я не говорю, что они остановятся прямо на шоссе и у всех на виду... Почему бы им не свернуть в сторону, да и не расположиться где-нибудь в укромном местечке под деревьями?
— Мы распознаем отпечатки их шин даже на грунте, — пообещала Таккеру юная сыщица.
Джеф с таким энтузиазмом высматривал следы шин мебельного фургона, что даже забыл спросить у Нэнси, зачем он вообще ей понадобился и с какой целью она появилась в коттедже у Тофэмов.
— Поддельные грузчики... Христопродавцы... — ругался он потихоньку, когда впереди показалась окраина Мельбурна. — Хотел бы я знать, сильно ли им удалось от нас оторваться.
Нэнси в ответ промолчала, но, когда они доехали до перекрестка, показала Джефу отпечатки на зем-ле:
— Видите, здесь они повернули на север, вот на эту проселочную дорогу. Сколько еще до Мельбур-на?
— Не больше километра.
Наконец они въехали в город. Нэнси опять спросила у спутника:
— А как попасть в полицейское управление?
— Поезжайте прямо по центральному проспекту до Мэйл-стрит, а там возьмете влево.
Нэнси затормозила у двери управления и, выскочив из машины, бегом бросилась вверх по ступень-кам. Джеф Таккер трусил следом.
— Я хочу сообщить об ограблении, — тяжело дыша, заявила девушка дежурному по отделению, предварительно назвав свое имя.
Несколько секунд офицер, опешив, изучал Нэнси.
— Это вас ограбили? — спросил он наконец. — В нашем городе?
— Да нет же! — почти закричала Нэнси. — Не меня и не здесь! — Быстро и толково она изложила дежурному все, что случилось в коттедже Тофэмов. Джеф Таккер добавил к этому свои объяснения.
После этого уговаривать офицера полиции принять меры не пришлось. В мгновение ока он вызвал четверых стражей порядка и отдал приказания.
— Ну, хорошо, — повернулся он затем к Нэнси. — А у вас самой есть какие-нибудь идеи насчет того, куда удрали воры?
— Есть, офицер, — не растерялась девушка. — Когда мы проезжали перекресток в километре от го-рода, я заметила следы их фургона на грунтовой дороге, идущей на север. Охотно их вам покажу.
— Отлично. Поедете впереди. Но сначала я дам сигнал общей тревоги.
— Только торопитесь! — попросила Нэнси, уходя. — Грабители опередили нас по меньшей мере на полтора часа.
Джеффу Таккеру в полиции порекомендовали вернуться домой. Он послушно набрал номер телефо-на сына и попросил приехать за ним как можно быстрее.
— Удачи вам! — пожелал он остальным. — А я так даже представить себе не могу, как обо всем этом рассказать Тофэмам.
Нэнси было жаль старика, но ее уже охватило воодушевление от предстоящей погони; всей душой она рвалась в бой. На хорошей скорости юная сыщица пустилась в обратный путь — по той же улице, по какой приехала в управление. Сзади почти впритык к ней шла полицейская машина.
Оставив позади Мельбурн, Нэнси выбрала дорогу, которой, она не сомневалась, воспользовались воры. Теперь за ней ехали два полицейских автомобиля. Внезапно впереди показался перекресток. От него влево и вправо расходились две мощеные дороги, и ни на одной не виднелись отпечатки шин. Нэнси остановилась. Сбоку к ней тотчас подъехала полицейская машина.
— В чем дело? — недоуменно спросил дежурный офицер, которого звали Илтон.
— Не знаю, как быть дальше.
Из машины выскочил полицейский и принялся осматривать землю. Офицер сказал, что если здесь и прошел мебельный фургон, то следы его, безусловно, уничтожены другим автотранспортом. Поэтому понять, каким путем поехали воры, невозможно.
— Остается только гадать на кофейной гуще, — прибавил он.
— В этом случае, — подхватила шутку Нэнси, — у меня уже есть одна догадка. Я считаю, что фур-гон взял влево. Она указала пальцем на дорожный знак, гласивший: «До Гэрвина 90 километров». Гэрвин ведь, насколько мне известно, довольно большой город. Правда?
— Правда.
— Вот грабители туда и двинули, чтобы поскорее избавиться от краденой мебели.
Офицер одобрительно кивнул:
— Логично. Но, понимаете, особенно далеко ехать мы в любом случае не имеем права: поблизости проходит граница штата,
У Нэнси и на это нашелся ответ:
— Я сама поеду по левой дороге, ведущей к Гэрвину, а потом сверну на Ривер-Хайтс. — Она улыб-нулась. — Если встречу наш мебельный фургон, дам вам знать.
— Но смотрите, будьте осторожны, юная леди. Эти ребята запросто могут посадить вас под замок еще раз.
— Обещаю не рисковать. К тому же, стоит мне выехать на главную магистраль, машин вокруг будет великое множество.
Не оставив офицеру времени для новых возражений, Нэнси включила зажигание и тронулась с мес-та. В зеркальце заднего вида она углядела, что полицейская машина свернула вправо, вместо того, чтобы ехать назад.
— Видно, офицеры нащупали какую-то нить... — подумала про себя девушка. — Но мне лично боль-ше всего хотелось бы самой догнать этот фургон, как-нибудь исхитриться и заглянуть внутрь старых часов.
Довольно скоро Нэнси вырулила на широкое шоссе и стала быстро наматьгоать километр за кило-метром. Оптимизм ее постепенно улетучивался: от шоссе отходило множество боковых дорог, и, ухо-дя от преследователей, мебельный фургон мог выбрать любую.
Юная сыщица решила придерживаться собственной теории, в соответствии с которой Сид и его дружки взяли курс на Гэрвин. Поэтому она осталась на главном шоссе.
— Воры уверены, будто мы с Джефом по-прежнему сидим взаперти; им и в голову не придет, что их преследуют, — убеждала она себя, глядя на дорогу. Потом, вновь обретя надежду и улыбнувшись, девушка добавила вслух: — Вот они и потеряли бдительность!
Минут через десять Нэнси притормозила у бензоколонки: пора было заправить машину. Не слишком веря в успех, просто на всякий случай, она спросила у служащего:
— Вы случайно не заметили — не проезжал тут недавно мебельный фургон?
— Конечно, заметил, мисс, — последовал мгновенный ответ. — Проезжал; дело было приблизитель-но полчаса тому назад. Я на него обратил внимание, потому что водитель гнал со скоростью, неверо-ятной для такого большего грузовика.
Нэнси поблагодарила за информацию и, повеселев, продолжила погоню. Поворот на Ривер-Хайтс она проехала, не задумываясь.
— Мне бы только, когда я их настигну, как-нибудь залезть в часы Кроули, прежде чем звонить в полицию... — В азарте юная сыщица и не помышляла о новой опасности.
И снова текло время, и снова Нэнси не видела на асфальте ни малейших признаков фургона. Начало смеркаться, и она поняла, что, как это ни обидно, придется признать поражение.
— Не поймаю я их никогда в жизни. — Она огорченно вздохнула и, развернув машину на сто восемь-десят градусов, взяла курс на Ривер-Хайтс.
Тут она почему-то припомнила, что неподалеку от бензоколонки ей бросилась в глаза какая-то ста-рая, захудалого вида гостиница. Рассчитывать, конечно, особенно было не на что, это она сознавала, но, с другой стороны, разве не могли воры поставить свой грузовик позади убогого строения и отпра-виться в ресторанчик поесть?..
— А вдруг? Пойду и спрошу, — решила Нэнси.
Она снова повернула назад, выжала из автомобиля скорость, выше которой ездить вообще не отва-живалась, и буквально через несколько минут действительно оказалась возле гостиницы. Та стояла слегка поодаль от дороги, наполовину скрытая деревьями. Перед входом на столбе, со скрипом раскачиваясь в разные стороны, висела поблекшая вывеска. На ней значилось: «Гостиница "Черная лошадь"». Фургона нигде не было. Позади обшарпанного домика Нэнси, мельком глянув, заметила гараж и большой сарай рядом с гаражом. Обе двери были закрыты.
— Любопытно... Очень любопытно... — протянула юная сыщица — Не здесь ли спрятан автофургон?
Еще дальше, за гаражом и сараем, зеленела маленькая рощица; к ней вела неширокая дорожка. По-колебавшись, Нэнси пришла к выводу, что машину безопаснее всего оставить под деревьями: там, наверное, никто не ездит.
Она погасила фары, заперла дверцу, спрятала ключ в карман и пошла назад к извилистой аллейке; та упиралась прямо в «Черную лошадь». Внезапно она вздрогнула и остановилась. Сердце (в который раз за день!) бешено застучало. Внизу, на земле, отчетливо обозначились следы шин, похожие на те, что оставлял на дороге фургон Сида. Они вели к сараю!
— Может быть, грабители ужинают... Пойду погляжу.
Едва ступив на крыльцо, Нэнси услышала чей-то хриплый, грубый смех. На цыпочках она подкра-лась к окошку и заглянула внутрь. От увиденного у нее в первый момент перехватило дыхание, зато тут же ярко запылали щеки и радостно засветились глаза. Она своего добилась!
В грязной, тускло освещенной комнате вокруг стола сидели трое мужчин и что-то с жадностью погло-щали. Это были те самые воры, которые обчистили дом Тофэмов!

0

16

РИСКОВАННЫЙ ШАГ
- Надо известить полицию! — Об этом прежде всего подумала Нэнси, узнав грабителей Тихонько отойдя от окна, она бесшумно сошла, почти сползла с крыльца и была уже готова со всех ног ри-нуться к машине, но отчаянная идея, мелькнувшая в уме, пригвоздила девушку к земле.
— Если бандиты оставили фургон в сарае, у меня есть шанс добраться до часов. Шайка, безус-ловно, будет еще какое-то время набивать свои желудки, а может, далее заночует в гостинице.
На улице тем временем стемнело. Фонарей поблизости ! не было. Нэнси добежала до своего синего автомобиля и вытащила из багажника карманный электрический фонарик.
Стараясь не шуметь, она обошла гостиницу с тыла, приблизилась к сараю и дернула дверную ручку. Сердце радостно екнуло: дверь была не заперта.
Не медля ни секунды, она скользнула в сарай и остановилась на пороге; дверь при этом предатель-ски скрипнула. Нэнси в испуге оглянулась на «Черную лошадь»; однако, насколько она могла судить, ее никто не засек. Внутри было пусто.
Она направила луч фонарика в темное нутро сарая и даже тихонько вскрикнула от неожиданности.
Прямо перед ней стоял мебельный фургон!
— Вот это удача... — Она выключила фонарь.
В последний раз бросив внимательный взгляд на темное здание гостиницы, девушка плотно закрыла за собой дверь сарая. Вокруг теперь царила непроглядная мгла.
Но еще минута — и луч фонаря, высветив массивный грузовик, обежал его со всех сторон. Нэнси увидела, что задние двери фургона прикрыты. С силой сжав ручку, она повернула ее вправо. Увы, дверь даже не дрогнула. Воры предусмотрительно заперли награбленное.
— Силы небесные! Что же теперь остается? — Она растерялась. — Этот замок мне не сломать.
С лихорадочной быстротой Нэнси огляделась по сторонам. Слишком долго находиться в сарае было опасно: шайка могла вернуться и застать ее, так сказать, на месте преступления. Но и уйти она тоже не хотела: надо же было узнать, в фургоне часы Кроули или нет.
— Может, они оставили ключи в замке зажигания? Так ведь часто делают. — Стало капельку теплее на душе.
Она подбежала к кабине и вскарабкалась наверх, на водительское сиденье. Предположение сразу отпало: ключами в кабине и не пахло.
Мозг Нэнси работал в бешеном темпе. Ключи она обязана найти во что бы то ни стало! Может, их не взяли с собой в гостиницу, а спрятали где-нибудь тут, в грузовике? Она знала, что автомобильные ключи иногда прячут под коврик на полу. А что, если?.. Нет, маловероятно, у воров едва ли есть такая привычка... Тем не менее судорожным движением она откинула край коврика. Фонарик высветил не-большое колечко и связку ключей на нем!
— Хоть на этот раз везение меня не покинуло, — прошептала Нэнси и, зажав кольцо в руке, побежа-ла назад, к двери кузова.
Она перепробовала несколько ключей. Наконец один подошел. Распахнув дверь, она направила фо-нарь внутрь. В мебели, которой был набит фургон, нетрудно было тотчас узнать кое-какие вещи, по-хищенные из дома Тофэмов.
— Но что делать, если часы в самом низу, на дне? — тревожилась девушка, при свете фонаря ози-рая все это небрежно сваленное друг на друга крупногабаритное имущество.
Она ловко вспрыгнула в кузов и принялась медленно водить фонариком по стульям, столам, дива-нам, коврам и картонным коробкам. Где же часы Кроули?
Луч света на мгновение выхватил из мрака некий предмет в дальнем углу. Нэнси издала тихий вос-торженный вопль. Труды ее наконец увенчались успехом... На столе, придвинутом вплотную к самой стенке кабины, высились старомодные каминные часы! Для сохранности воры прикрыли их сверху одеялом.
Юная сыщица отважно полезла поверх всех этих кресел и комодов. До часов еще предстояло доб-раться! Платье ее зацепилось за что-то острое и с треском порвалось. Через несколько минут она ока-залась на расстоянии вытянутой руки от одеяла, взялась за край и осторожно потянула часы на себя.
Одного взгляда хватило, чтобы убедиться: они полностью соответствуют описанию, полученному от Эбби Роуэн. Квадратный циферблат, лунный серп наверху...
— Часы Кроули... Часы Кроули... — шептала Нэнси, почти не веря в реальность происходящего и не отрывая глаз от своего неслыханного трофея. Она была даже не в силах двинуться с места.
Но тут обостренным слухом она различила звук чьих-то голосов... Воры!
— Сейчас меня схватят! — мелькнуло в уме. — Второй раз не вырвусь.
Крепко прижав к груди часы и одеяло, девушка снова принялась карабкаться поверх сваленной в ку-чу мебели. Надо было любой ценой выбраться из автофургона. У самых дверей она на миг перевела дух и проворно спрыгнула на землю. Тяжелые башмаки бухали все ближе и ближе.
Закрыв дверь кузова, Нэнси судорожно стала искать ключи, чтобы ее запереть.
— Куда же они делись? — Ее охватил страх.
Потом она увидела, что связка валялась на полу, подобрала ее, быстро нашла нужный ключ и, вста-вив в замок, дважды его повернула. Бежать, однако, было некуда. Раздраженные мужские голоса зву-чали у самого входа в сарай. Кто-то уже взялся за дверь...
— Куда деваться? — задыхаясь, соображала Нэнси. — 9 опять в ловушке!
Она уже поняла, что не сумеет добежать до кабины и положить ключи под коврик. На это просто не было времени.
— Брошу на пол, — решила девушка. — Может, ворам покажется, что они их сами уронили,
Судорожно ища глазами какое-нибудь укрытие, Нэнси заметила в углу пустой ларь для зерна, В тот момент, когда с часами в руках, она влезла в него и с головой накрылась одеялом, двери амбара с шумом распахнулись.
Один из вошедших говорил резко и громко. Этот голос Нэнси не спутала бы ни с чьим другим. Он принадлежал Сиду, главарю шайки...
— Вы уже сыты по горло, — рычал Сид, — Надо срочно уматывать отсюда, пока ищейки не сели нам на хвост.
Он забрался в кабину и включил подфарники. Нэнси перестала дышать. Вдруг они ее обнаружат? Но никто, очевидно, даже не посмотрел туда, где стоял огромный ларь.
Через секунду послышался крик.
— Куда ты дел эти чертовы ключи? — орал Сид. — Я думал, ты их сунул под коврик на полу!
— Я их туда и сунул.
— Их там нет и в помине!
— Клянусь, шеф, я...
— Ступай и отыщи; только не возись с этим делом до утра!
— Ладно. Выходи, я залезу наверх.
Джек забрался в кабину и начал поиски. Нэнси, едва дыша в своем убежище, со страхом ждала, чем все это кончится,
— Слушай, если ты их где-то потерял... — Вожак не закончил угрозу, потому что в этот момент от-крыл рот третий сообщник:
— Да вот же они, на полу! Джек, ты, видно, думал, что кладешь их в карман, а вместо этого уронил...
— Да не ронял я! — обозлился Джек. Воры явно были агрессивно настроены. Однако вожак быстро положил конец перепалке:
— Кончай базар! У нас нет времени для драки, иначе мы как пить дать угодим в тюрьму!
— А если угодим — это будет твоя вина, Сид Сэкс. Ты оставил девчонку умирать голодной смертью. Ты, и никто другой...
— Заткнись! — прошипел вожак.
Грабители обменялись еще несколькими любезностями, потом все-таки уселись на переднем сиде-нье, и Сид наконец завел машину.
Нэнси, трепеща, слушала, как фургон выезжает из сарая. Когда он удалился на приличное расстоя-ние, она выкарабкалась наружу.
Стоя на пороге, юная сыщица смотрела вслед грузовику до тех пор, пока не убедилась, что воры по-ехали по дороге на Гэрвин. Потом, подхватив свой фонарик и прижав к груди бесценную добычу, уст-ремилась к машине.
— Лучше, на всякий случай, побегу через рощицу. — Она не хотела рисковать.
Мчась под деревьями, Нэнси то и дело через плечо с беспокойством посматривала назад, но вскоре поняла, что ее никто не преследует. Вокруг «Черной лошади» все будто вымерло,
— Чудом я опять избежала беды, — говорила себе на бегу юная сыщица. — Даже думать не хочу, что могло случиться, если б я попала им в лапы! — Она еще крепче прижала к себе свой трофей. — Эта вещь стоит риска, стоит опасности, которая мне грозила. Я нашла часы, а с ними, быть может, разгадку тайны завещания Джосиа Кроули!
Открыв машину, Нэнси прыгнула в салон, достала из кармана ключ и вставила его в замок зажига-ния.
— Надо как можно скорее известить полицию. Воры определенно отправились в Гэрвин. Было бы здорово, если бы их и вправду задержали до того, как они распродадут мебель.
Она уже собралась повернуть ключ, заводя мотор, но тут взор ее нечаянно упал на часы Кроули, ле-жавшие на сиденье рядом. В самом ли деле в них хранится таинственная записная книжка старого Джосиа? Или это ей только померещилось?
— Нет, я должна тотчас же выяснить правду! — Она взяла в руки фонарь.
Разбирать громоздкие часы в автомобиле было несподручно; Нэнси вынесла их и положила на зем-лю. Сев рядом, юная сыщица отворила переднюю дверцу, запустила руку внутрь и ощупала боковые стенки футляра. Пусто. Абсолютно пусто. Она потрогала заднюю стенку. Ничего, кроме механизма.
— Вынули! — жалобно простонала Нэнси, — Господи! Изменила мне моя удача...
Потом она принялась рассуждать. Возможно ли, чтобы То-фэмы нашли и уничтожили записную книжку? Эту версию Нэнси мгновенно отвергла. Она вспомнила разговор Ады и Исабел, подслушан-ный в парке. Нет, о том, где спрятано второе завещание, Тофэмы знали не больше, чем она сама.
Правдоподобнее иное. Эбби Роуэн могла что-то напутать. Но, с другой стороны, старая леди вовсе не утверждала, что записная книжка находится именно внутри часов. К этому выводу Нэнси пришла самостоятельно.
— А я-то не сомневалась, что найду книжку Кроули.,. — обиженно, горько промолвила девушка. Но потом вдруг встрепенулась:
— Нет, она наверняка лежит где-то здесь. Хотя бы потому, что больше ей быть негде!
Перевернув часы вверх ногами, Нэнси хорошенечко их встряхнула. Слышно было, как внутри что-то шевельнулось. Повеселев, Нэнси тряхнула футляр еще раз.
— Если я не ошибаюсь, — сказала она себе сдавленным от волнения голосом, — там не только ме-ханизм. Там что-то еще. — Медленно, тщательно она снова обследовала внутренность часов.
Дополнительный кусок картона позади циферблата... Зачем? Какой-то предмет между ними... Запис-ная книжка?
Попытка пальцами стронуть с места массивный циферблат ни к чему не привела. Из ящика для пер-чаток Нэнси достала маленькую отвертку; понадобилась всего минута, чтобы отвинтить стрелки часов и резким движением передвинуть циферблат.
Теперь кусок картона сам упал на дно. Нэнси заглянула в футляр и негромко вскрикнула:
— Она!
На задней стенке циферблата в верхней ее части висела на крючке крохотная темно-синяя записная книжка.

0

17

АРЕСТ
Дрожа от нетерпения, Нэнси сняла книжку с крючка. В свете фонаря были явственно различимы сло-ва на обложке: «Собственность Джосиа Кроули».
— Значит, я все-таки ее нашла! — Девушку охватило чувство величайшей гордости.
Она торопливо перелистала несколько страниц, заметно пожелтевших от времени. Почерк у вла-дельца оказался мелкий, неразборчивый, а чернила выцвели. Страницы были испещрены деловыми заметками, но понять удавалось только отдельные слова.
Нэнси нервничала. Ясно, что в книжке сказано, куда Джосиа Кроули девал свое последнее завеща-ние. Но ведь на то, чтобы не прочитать — только просмотреть ее целиком, потребуется уйма времени. А его в обрез: больше нельзя откладывать визит в полицию!
— Прочту позже. — Нэнси сунула записную книжку в карман. Потом привела часы в первоначальный вид.
Положив их на сиденье и прикрыв сверху плащом, она села за руль. Еще минута — и синий автомо-биль с открывающимся верхом выехал на шоссе. Нэнси напряженно вглядывалась вдаль — туда, где скрылся фургон с грабителями; не забывала она и внимательно осматривать боковые дороги, идущие параллельно шоссе: воры могли воспользоваться любой из них, чтобы не появляться на центральной магистрали.
— Может, лучше позвонить в полицейское управление из первого же магазина? Или с бензоколон-ки?..
Ее колебания прервал дорожный указатель с надписью: «Объездной путь на Гэрвин. Главная дорога ремонтируется».
Доехав до перекрестка, она притормозила, дабы выяснить, нет ли на земле отпечатков знакомых шин, свидетельствующих о том, что мебельный фургон свернул именно на эту грунтовую дорогу. От-печатки были!
— И что же мне теперь делать?
Пока девушка обдумывала возможные варианты, позади, вдалеке, показалась какая-то легковая ма-шина. На хорошей скорости она приближалась к Нэнси, и у той снова полегчало на душе. Она уже не могла ошибиться — то был полицейский патрульный автомобиль с красным вертящимся фонарем на крыше!
В мгновение ока, схватив свой электрический фонарик, Нэнси выскочила из машины и, встав на обо-чине, принялась изо всех сил размахивать им над головой. Через минуту полицейский седан  остано-вился рядом.
— Мое имя Нэнси Дру, — торопливо сказала юная сыщица двум мужчинам в мундирах, сидевшим в машине. — Вы разыскиваете фургон с украденной мебелью?
— Совершенно верно. А вы — та самая девушка, которая сообщила о краже?
Нэнси кивнула и показала полицейским следы на земле:
— Я уверена — это отпечатки их шин. Они были в гостинице «Черная лошадь», но потом уехали от-туда.
— Вы сможете их опознать? — спросил водитель седана.
— Еще бы!
— Тогда, будьте добры, поезжайте за нами. Я распоряжусь по радио, чтобы навстречу мебельному фургону выслали машину с другого конца.
Патрульный автомобиль понесся по скверной дороге, ведущей на Гэрвин. Темно-синяя машина не отставала от него ни на шаг. Так они проехали несколько километров.
— Кошмар! Я, видимо, ошиблась и ввела в заблуждение полицию, — бранила себя Нэнси. — Про-шло уже много времени; мы давно должны были их догнать.
Миновало еще минут десять. Неожиданно впереди засветились красные задние огни какой-то маши-ны.
— Это фургон! — обрадовалась девушка. — Для легкового автомобиля огни движутся слишком мед-ленно.
Полицейские, очевидно, были того же мнения, ибо в эту самую минуту патрульная машина сбавила ход. Нэнси сообразила, что они не собираются останавливать грабителей, пока не увидят второй по-лицейский автомобиль, идущий с противоположной стороны дороги. Чуть позже впереди, на солидном расстоянии от них ярко засияли передние фары какой-то машины.
Дежурная полицейская машина, ехавшая перед Нэнси, прибавив скорости, быстро поравнялась с фургоном.
— Встаньте на обочину! — крикнул офицер человеку в кабине. Вместо того чтобы повиноваться, тот с силой нажал на педали акселератора. Фургон рванулся вперед. Но, боясь врезаться в приближающийся полицейский автомобиль, водитель повернул руль резко вправо. Фургон занесло; два колеса съехали в глубокую канаву, и он перевернулся.
Офицеры, мгновенно выскочив на дорогу, схватили преступников. Через две-три минуты к ним под-бежала и Нэнси. Один из полицейских обернулся к ней:
— Вы узнаете этих людей?
Луч фонаря по очереди высветил каждого вора, и Нэнси кивнула головой.
— Это Сид; он и запер меня в чулане. — Девушка подбородком указала на главаря шайки. — Двое других — Джек и Парки.
Арестованные не верили собственным глазам. Их совершенно сразило появление Нэнси. Когда до Сида дошло, что, скорее всего, их поймали по ее вине, он даже попытался что-то сказать, но потом передумал, покачал головой в изумлении и умолк. По документам без труда установили, что все трое — преступники, давно разыскиваемые полицией.
Один из офицеров, открыв задние двери фургона, спросил у Нэнси:
— Знакома вам стоящая в кузове мебель?
— Кое-что знакомо, — ответила девушка. — Например, вот этот письменный стол вытащили как раз из той комнаты, где меня заперли. Из кабинета, откуда ведет дверь в чулан.
— Вполне достаточно. — Полицейский был доволен. — Эти люди получат приличные сроки. Их бу-дут судить сразу по нескольким статьям. Хотите поехать с нами в управление и там предъявить им обвинение?
— Если это необходимо, поеду, — ответила Нэнси без большой охоты. — Но вообще-то я живу не в этом штате и умираю от желания как можно скорее вернуться домой. Разве у вас недостаточно улик против воров? Между прочим, я убеждена, что именно они стащили фамильное серебро у сестер Тэр-нер.
Сид и его сообщники разом вздрогнули, но не издали ни звука.
— Понятно, — задумчиво произнес полицейский. — Полагаю, вам действительно нет особой нужды ехать в управление. Я запишу адрес, по которому вы живете, и, если потребуются ваши показания, позвоню и сообщу.
Когда Нэнси протянула офицеру водительские права — в качестве документа, удостоверяющего ее личность, — тот взглянул на девушку с новым интересом. Отвел ее в сторону и сказал удивленно:
— Так вы дочь Карсона Дру! И насколько я понимаю, идете по отцовским стопам. Начали вы, однако, довольно рано...
— Поверьте, в доме у Тофэмов в столь подходящий момент я очутилась абсолютно случайно, — скромно возразила Нэнси.
— Немногие девушки на вашем месте проявили бы такую смелость и такую сообразительность, — заметил офицер с одобрением. — Если я не ошибаюсь, эти ребята — опытные мошенники. С боль-шим стажем. Им уже несколько лет подряд удается чистить коттеджи вокруг Лунного озера. Тамошние жители будут вам по гроб жизни благодарны за то, что избавились от грабителей. А миссис Тофэм, вами упомянутой, наверняка следовало бы щедро наградить вас за спасение имущества.
Нэнси замотала головой.
— Не хочу я никакой награды. Честное слово, не хочу.
— Тем не менее вы ее заслужили, — настаивал офицер, назвавшийся Коуэном. — Если вы не про-тив, я расскажу шефу всю историю, и он разберется с этой миссис Тофэм.
— Вы ее не знаете, — горячо запротестовала Нэнси. — А я знаю. Никогда никому она не предложит никакого вознаграждения. Но если бы даже и предложила, я бы все равно не взяла.
Последовала короткая пауза, потом юная сыщица прибавила:
— По совести говоря, я бы предпочла, чтобы мое имя вообще не упоминалось в ее присутствии. Коу-эн недоверчиво пожал плечами.
— Ну, что ж, ладно. Раз вы убеждены, что не желаете никакого вознаграждения за поимку воров, я ничего про вас не скажу. Но это выглядит как-то странно. Вы и вправду убеждены?
— Убеждена, — ответила Нэнси с твердостью. — На то у меня свои причины.
Полицейский дружелюбно улыбнулся.
— И должно быть, очень серьезные,
— Одну любезность, впрочем, вы могли бы мне оказать, — спохватилась Нэнси. — Попросите ваше-го шефа замолвить Тофэмам словечко за сторожа, за Джефа Таккера. Может быть, тогда они его не прогонят. Он ведь, по существу, ни в чем не виноват.
— С удовольствием, — пообещал офицер. — Если же в самом деле вам не хочется фигурировать при расследовании, я подумаю, может, и обойдемся без ваших показаний. Улик и свидетелей у нас достаточно.
Нэнси поблагодарила Коуэна, а потом вдруг вспомнила о старых часах, лежащих на переднем сиде-нье темно-синего автомобиля метрах в десяти отсюда. Может быть, надо рассказать о них? Она зако-лебалась — стоит ли делать это в присутствии грабителей? Те, возможно, ничего бы не услышали, однако легко могли все увидеть.
— Подожду более подходящего момента. — Придя к этому выводу, девушка успокоилась.
Полицейские тем временем, посовещавшись, решили, что один из них останется стеречь фургон; машина, оборудованная радиосвязью, будет стоять тут же. Трем остальным предстояло доставить пойманных грабителей в управление.
Арестованные с угрюмыми физиономиями погрузились в автомобиль. Один полицейский сел за ба-ранку, другой устроился рядом, взяв под прицел скованную наручниками троицу.
Коуэн, рослый, крепкий на вид мужчина, посмотрел на Нэнси
— А я с вами. Вы ведь поедете по главной дороге мимо полицейского управления, не так ли?
—  Мне нужно в Ривер-Хайтс.
— Ну, значит, нам по пути; вы меня просто высадите в нужном месте. Если, конечно, не возражаете.
— Да нет... Почему же... Разумеется... — произнесла Нэнси с запинкой. — Буду рада...
Она тут же подумала о часах Кроули. А что, если офицер отнесется не слишком благосклонно к объ-яснениям насчет того, почему она присвоила себе чужую вещь и ее не совсем обычное содержимое? Риск огромный. Вся успешная деятельность по раскрытию тайны Кроули в один миг может кончиться крахом...
Пока, терзаемая неуверенностью и беспокойством, Нэнси искала выход из трудного положения, по-лицейский уже шагал к синему автомобилю с открывающимся верхом.
В конце концов юная сыщица собралась с духом.
— Я должна немедленно признаться, — внушала она себе, — и понести ответственность за содеян-ное.

0

18

СТРАННЫЕ ИНСТРУКЦИИ
Следующие несколько секунд мозг Нэнси работал с быстротой молнии: она перебирала в уме все, что скажет Коуэну. Одно было безусловно: дело о краже мебели теперь в полиции — стало быть, часы надо передать туда. Однако полиция не занималась поисками пропавшего завещания мистера Кроули, и Нэнси рассудила, что у нее есть моральное право оставить себе записную книжку. Она отдаст ее отцу; пусть он решает, как распорядиться ею дальше.
— Если на то пошло, — убеждала себя девушка, — папа взялся за ведение дела Кроули ради Хуве-ров и в известном смысле также ради Тэрнеров и миссис Роуэн. Ему и предстоит его закончить.
К этому моменту они оба — Нэнси и офицер полиции — уже стояли у дверей автомобиля.
— Хотите, я поведу машину? — спросил Коуэн.
— Почему же нет? Ведите, пожалуйста. — Она открыла ему водительскую дверь. — У меня тут ле-жит чужая, ворованная вещь...
— То есть как?!
Нэнси объяснила, что хотела с абсолютной точностью выяснить, действительно ли в фургоне нахо-дится краденая мебель, чтобы быть уверенной в своих показаниях.
— Некоторые вещи я узнала сразу, а увидев часы, подумала, что, пожалуй, Тофэмы говорили мне именно о них. Но сомнения были, и я вынула часы, чтобы как следует рассмотреть. А потом уже было поздно класть их на прежнее место. Грабители меня бы непременно сцапали. Зато сейчас я не сомне-ваюсь, что Тофэмы узнают в этих каминных часах свое похищенное достояние.
Объяснение Нэнси, похоже, удовлетворило офицера.
— Я возьму их с собой в управление, — сказал он. — Поехали!
Часы были переложены на заднее сиденье, и Коуэн взялся за баранку.
Уже наступила полночь, когда усталая, измотанная долгой дорогой юная сыщица добралась наконец до родного дома. Машины Карсона Дру в гараже не было. Поставив на место свой автомобиль, Нэнси вышла во двор и поглядела на окна: кромешная тьма, свет горел только в холле. Ханна Груин навер-няка спала.
— Конечно, она меня не ждет, — думала девушка. — Но где же папа в такое время? Хоть бы поско-рее вернулся. До чего хочется показать ему находку!
Заперев гараж, она побрела к дверям кухни и, войдя, зажгла верхний свет. Взгляд ее нечаянно упал на холодильник; она внезапно почувствовала, что чертовски голодна. Когда же она ела в последний раз? Часов десять назад?
— М-м-м, пища! — довольно промурлыкала девушка.
В тот миг, когда она открыла холодильник, в кухне растворилась дверь и на пороге в халате и шле-панцах возникла заспанная Ханна Груин.
— Нэнси! — закричала она, пораженная. — Ты откуда? — Сна у нее больше ни в одном глазу не бы-ло.
— Вот видишь, нагрянула неожиданно. Ханна, дорогая! — Девушка обняла и расцеловала домопра-вительницу. — Я просто умираю с голоду. С самого утра ничего не ела. Стакана воды не выпила.
— Да что ты, бедняжка моя! — жалостливо запричитала Ханна. — Что с тобой случилось? Я тебя сейчас накормлю как следует.
Пока они вдвоем готовили сэндвич с кусочком цыпленка, варили какао, а Ханна отрезала боль-шущий ломоть пирога с корицей и поливала его сверху горячим яблочным соусом, Нэнси рассказывала о своих подвигах.
Домоправительница слушала широко раскрыв глаза.
— Деточка, они же могли тебя убить, эти жуткие люди. Господи, как я счастлива, что их поймали!
— Я тоже! — пылко воскликнула Нэнси, доедая пирог. — К тому же теперь есть надежда, что Тэрне-ры получат назад свои фамильные ценности.
— А Тофэмы? — лукаво поинтересовалась миссис Груин, желая поддразнить девушку.
— С ними как-нибудь обойдется. — Нэнси подмигнула Ханне. — Меня это меньше всего беспокоит... А папа где?
— У себя в конторе. Он звонил, сказал, что произошла какая-то неожиданность, выяснились новые данные по одному делу, назначенному к слушанию.
— Я его подожду. А ты возвращайся в постель. И спасибо тебе огромное.
Сонная домоправительница особенно не сопротивлялась.
Оставшись одна, Нэнси прибрала в кухне и отправилась в гостиную.
— Пришла пора узнать, что сталось с последним завещанием Джосиа Кроули! — торжественно про-говорила она вслух, сворачиваясь калачиком в уютном кресле под торшером.
Нэнси осторожно разглаживала пальцами пожелтевшие страницы: казалось, они вот-вот разорвутся. Джосиа Кроули явно пользовался одной и той же записной книжкой в течение многих лет.
— Воистину знал человек, как надо беречь деньги. — Девушка иронически хмыкнула.
Читая страницу за страницей, она вникала в разного рода памятные записи, в бесчисленные заметки, связанные с собственностью, которой владел Кроули. Ей без конца попадались цифры, имевшие касательство к делам, в которых он принимал участие. Воображение ее потряс длиннейший перечень акций, облигаций и казначейских билетов, очевидно составлявших часть движимого имущества покойного.
— Я и представления не имела, что Джосиа Кроули был так богат, — пробормотала Нэнси.
Через некоторое время ей до смерти надоели эти нескончаемые цифры. Она бегло проглядела еще несколько страниц маленькой записной книжки; список богатств, собственноручно перечисленных их обладателем, наконец-то приблизился к концу...
— Вот тебе на! Это еще что? — недоумевающе воскликнула вдруг девушка. К странице был прикреплен тоненький и плоский ключик с биркой, на которой значилась цифра 148.
В ту же минуту внимание Нэнси привлекли слова на соседней странице. «Моя последняя воля» — прочла она с трепетом и впилась глазами в расположенный ниже текст.
Запись, касавшаяся распоряжения на случай смерти, была короткой. Неразборчивый почерк Джосиа Кроули был уже знаком Нэнси. Запись гласила:
«Тем, кого это касается. Мое завещание хранится в ящике сейфа под номером 14 8 в помещении Торговой трест-компании . Ящик записан на имя Джосиа Джонстона».
— А вот ключ от ящика! — догадалась Нэнси.
Несколько мгновений юная сыщица сидела неподвижно, вперив взгляд в пространство. Это казалось невероятным, несбыточным — она разгадала тайну! Ошибиться тут было нельзя. Дата записи — не-давняя, и чернила не выцвели, как в начале книжки.
— Оно существует, последнее завещание! — ликующе воскликнула девушка. — О, только бы оно что-то сулило и Тэрнерам, и Мэтьюсам, и Эбби Роуэн, и сестрам Хувер! Элисон тогда могла бы брать уроки пения, а маленькая Джуди получила бы хорошее образование...
Нэнси снова бросилась листать записную книжку, надеясь почерпнуть там еще какие-нибудь сведе-ния. Она опять внимательно изучала страницу за страницей, но ни единого упоминания ни о самом за-вещании, ни о его содержании больше не обнаружила.
— Ничего странного, что документ не всплыл на поверхность, — неспешно рассуждала она. — Кому могло прийти в голову, что искать его надо в несгораемом ящике, записанном на имя Джосиа Джонсто-на? Старый Кроули до того стремился спрятать завещание ненадежнее, что в результате едва не пе-рехитрил сам себя.
Размышления Нэнси были прерваны шумом колес. Чей-то автомобиль двигался по гравиевой дорож-ке, ведущей к дому. Подбежав к окну, она увидела, как знакомая машина въезжает в гараж, и со всех ног кинулась встречать отца к дверям кухни.
— Вот это да! Привет, Нэнси! — Мистер Дру не скрывал удивления. — Если бы я знал, что ты прие-хала, я бы вернулся пораньше. Ну, а ты что? Досрочно удрала с Лунного озера, да?
— Удрала, — согласилась Нэнси, стараясь не выдать волнения, в котором пребывала. — Но по очень, очень уважительной причине.
Адвокат не успел еще повесить шляпу в холле, как она уже пустилась рассказывать ему все перипе-тии последних дней и в финале предъявила записную книжку, извлеченную из каминных часов. Нако-нец замолчала и перевела дух. Карсон Дру смотрел на дочь с изумлением и гордостью.
— Ты превосходный детектив, Нэнси. Ты добыла сведения, о которых даже профессионалу можно только мечтать.
— Пап, я думаю, полиции лучше ничего не говорить про записную книжку. Мы же не хотим, чтобы тайна последнего завещания раньше времени стала известна душеприказчику, названному в преды-дущем, правда?
— Ты говоришь о мистере Тофэме? Я совершенно с тобой согласен, — ответил адвокат. — В новом документе исполнителем завещания может быть объявлен совсем другой человек. — Он улыбнулся. — Нам с тобой, я полагаю, не худо бы увидеть этот документ собственными глазами. Но погоди, — добавил он озадаченно, — в какой Торговой трест-компании он лежит? На свете множество банков с таким названием.
Нэнси вдруг щелкнула пальцами.
— Папа, да я же знаю, где этот банк! Вспомни — судья Харт с женой сказали мне, что несколько раз видели Джосиа Кроули в Мэйсонвилле. А там есть Торговая трест-компания.
Мистер Дру глядел на дочь с откровенным восхищением.
— Ты безусловно права, Нэнси. И судья Харт как раз тот человек, который окажет нам содействие. Утром я ему позвоню. Теперь же, на мой взгляд, и тебе, и мне не грех было бы поспать.
Пожелав дочери спокойной ночи и целуя ее на прощание, адвокат проговорил серьезно и с тревогой:
— Нэнси, дорогая, ты подверглась большой опасности, попав в лапы этим ворам. Мне бы не хоте-лось, чтобы ты и впредь так рисковала собой. Поверь, я от всей души благодарю судьбу, что ты нынче вернулась домой целой и невредимой. Все могло кончиться гораздо хуже.
— Вот уж Тофэмы не скажут мне спасибо, когда узнают, как все происходило, — рассмеялась Нэнси, поднимаясь по лестнице впереди отца. — А вообще-то, папа, нам ведь предстоит борьба. Так просто Тофэмы не сдадутся. Ты и сам об этом говорил.
— Само собой разумеется. Еще и поэтому не надо, чтобы до них дошли подробности того, как было добыто завещание. Во всяком случае, пока дело не решится окончательно,
— Знаешь, меня разбирает ужасное любопытство: оставил Тофэмам что-нибудь старый Джосиа в последнем завещании или нет.
— А если не оставил, — откликнулся Карсон Дру, — твое открытие будет для них настоящим уда-ром. Уж больно момент неподходящий.
Нэнси, остановившись, обернулась к отцу:
— В каком смысле?
— Видишь ли, в городе разнесся слух, что Ричард Тофэм в прошлом месяце понес гигантские убытки на фондовой бирже. В нескольких местах он получил кредит, так сказать, под наследство, и я подозреваю, что теперь он сильно зависит от денег Кроули. Без них ему не выпутаться. Он сейчас прилагает все усилия, чтобы ускорить получение прав на имущество покойного.
— Тогда и нам следует поторопиться, — заметила Нэнси, снова зашагав вверх по ступенькам.
— Смотри, не надейся слишком сильно на благоприятный исход. Даже сейчас, — мудро посоветовал дочери мистер Дру. — Мы вполне можем остаться с носом.
— Каким образом?
— Да очень просто. Не будет завещания в ящике сейфа, и все.
— Ну, папа, уж в это я нисколечко не верю. В записной же книжке сказано, что оно там!
— Есть еще один вариант. А что, если Джосиа Кроули совсем не так распорядился своим состояни-ем, как ждут Тэрнеры, Хуверы и остальные?
— Но он же им всем обещал...
— Это мне известно, Нэнси. И все же не исключено, что мы принимаем желаемое за действительное. Я имею в виду запись в книжке. Мистер Кроули хотел, но мог так и не собраться составить новое заве-щание.
— Ты можешь расхолаживать и пугать меня, сколько угодно, — хладнокровно заявила отцу юная сы-щица. — Все равно я не перестану надеяться. Господи, скорей бы наступило утро!
Мистер Дру расхохотался.
— Ты неисправимый оптимист, Нэнси! А теперь выкинь из головы Джосиа Кроули и выспись хоро-шенько.
У дверей своей спальни Нэнси помедлила, а потом вернулась к лестнице.
— В чем дело? — не понял мистер Дру.
Не отвечая, девушка торопливо спустилась в гостиную, схватила со стола записную книжку и снова побежала наверх по ступенькам, крытым ковром.
— В конце концов, я столько пережила ради того, чтобы взять ее в руки! — Она прижала к груди дол-гожданный трофей. — И не собираюсь рисковать. Вот! — Нэнси засмеялась. — Я буду спать, а она — лежать у меня под подушкой!

0

19

НАПРЯЖЕННОЕ ОЖИДАНИЕ
Наступило утро. Горячие солнечные лучи, проникнув через распахнутое настежь окно, залили спаль-ню ярким светом. Открыв глаза, Нэнси поглядела на часы, стоявшие на туалетном столике. Было на-чало десятого,
— Как я могла проспать в такой день, бессовестная?! — пожурила она себя.
Потом, рывком сунув руку под подушку и достав записную книжку Кроули, оглядела ее с нескрывае-мым удовольствием и даже погладила.
— Ох, и веселенький же сюрприз ждет Тофэмов...
Быстро приняв ванну и одевшись, Нэнси спустилась вниз. Она прелестно выглядела в голубой лет-ней юбке и таком же свитерке. Девушка поцеловала Ханну Груин; та весело пожелала ей доброго утра и сообщила, что мистер Дру уже довольно давно уехал в свой офис.
— Вот досада, — огорчилась Нэнси. — Не позабыл ли он о нашей встрече?
— Конечно, не позабыл, — пожала плечами домоправительница. — Разве ты не знаешь своего отца? Он уже успел позвонить судье Харту в Мэйсонвилл и ждет от него ответного звонка около десяти. А потом обо всем даст тебе знать... Силы небесные, Нэнси, ты ж и в самом деле совершила открытие! От всей души надеюсь, что история с наследством теперь кончится к полному нашему удовлетворе-нию.
Ханна исчезла было в кухне, но тотчас вернулась с целой тарелкой хрустящих золотистых вафель,
— Ешь скорее, — поторопила она девушку. — Отец может позвонить с минуты на минуту.
Нэнси съела миску клубники, потом принялась за вафли»
— Вкуснотища! — облизывалась она, расправившись с первой и поливая вторую вафлю кленовым сиропом.
Она только-только кончила завтракать, как зазвонил телефон. Мистер Дру сказал, что судья Харт живо откликнулся на просьбу, и в банке все подготовлено.
— Возьми записную книжку, ключ и приезжай ко мне в контору. Поедем в банк.
— Уже выхожу, папа.
Нэнси сбегала наверх за сумочкой и отправилась в город.
— Книжка у меня; отдать ее тебе прямо сейчас? — С этим вопросом она переступила порог отцовского кабинета.
— Мы возьмем ее с собой, покажем управляющему отделом хранения банка. Книжка послужит дока-зательством того, что заглянуть в сейф мистера Кроули нас принуждают серьезные обстоятельства.
Оставив несколько распоряжений секретарше, Карсон
Дру вместе с дочерью вышел из конторы; усевшись в синий автомобиль, они тронулись в путь.
— Я просто не переживу, если в сейфе не будет нового завещания! — объявила Нэнси, едва они вы-ехали за пределы города. От волнения она разрумянилась, глаза блестели, руки нервно сжимали руль.
— Ты должна усвоить одну вещь, Нэнси, — отозвался адвокат подчеркнуто ровным, спокойным то-ном. — Усвоить и запомнить. Мистер Кроули был странный человек и поступки совершал странные. Завещание, конечно, может оказаться в сейфе, но с равным успехом может и не оказаться. Не исклю-чено, что в ящике лежат указания насчет дальнейших розысков.
Помню весьма любопытный случай. Это было в Канаде много лет назад. Один эксцентричный фран-цуз перед смертью оставил записку, где говорилось, что его завещание спрятано в сундуке со старой одеждой. В кармане какого-то пальто были обнаружены совершенно неожиданные инструкции. Они отсылали наследников в чулан дома покойного . В чулане удалось найти новую записку; там было сказано, что завещание хранится в медном баке для кипячения.
Медный бак сначала куда-то исчез, потом отыскался в антикварной лавке. Внутри него, прямо ко дну, было приклеено нечто, оказавшееся китайской головоломкой. Семья старого француза в отчаянии хотела было уже плюнуть на это дело, но откуда-то появился китаец, разгадал головоломку, и богатство старика в виде мешка с золотом в конце концов вытащили из-под пола в его спальне.
— Но все-таки вытащили! — Переубедить Нэнси сегодня было очень непросто.
До Мэйсонвилла отец и дочь добирались недолго. Нэнси поставила машину прямо перед зданием Торговой трест-компании. Поднявшись по ступеням, они вошли в помещение банка. Мистер Дру пред-ставился и сказал, что хочет видеть президента. После короткого ожидания их провели в комнату, где обычно проходили совещания. Навстречу им из-за стола поднялся немолодой мужчина. Это и был глава банка мистер Дженсен.
Знакомство состоялось. Адвокат, не откладывая, перешел к разговору о цели своего визита, но так и не закончил рассказа, потому что президент прервал его:
— Все подробности этой истории мне уже известны от судьи Харта. Сейчас я позвоню мистеру Уор-рену, работнику отдела хранения.
Он снял телефонную трубку, через несколько минут в комнате появился мистер Уоррен и был пред-ставлен посетителям. Нэнси наконец вытащила из сумки записную книжку, открыла ее на «главной» странице и протянула новым знакомым.
Те прочли запись Джосиа Кроули, и мистер Дженсен развел руками:
— Вот это тайна!
Мистер Уоррен достал из кармана карточку банковского каталога; владелец ящика под номером 148, заполняя ее, действительно назвался Джосиа Джонстоном. Присутствующие сравнили образцы двух одинаково неразборчивых почерков.
— Что касается меня, — заговорил мистер Дру, — то я ни капли не сомневаюсь, что Кроули и Джон-стон — одно лицо,
— Я совершенно с вами согласен, — поддержал адвоката президент. Банковский чиновник молча кивнул головой.
— Значит, нет причин, по которым мы не могли бы открыть ящик?
— Ни малейших, — отвечал мистер Дженсен. — Однако вы, конечно, понимаете, что выносить отсю-да нельзя ничего. Тут заговорила Нэнси:
— Я хочу прояснить несколько вопросов: есть ли в ящике завещание и, если есть, какая на нем стоит дата. Потом — кто назначен душеприказчиком и каковы имена наследников.
Президент и служащий банка заулыбались; мистер Дженсен покачал головой, с любопытством глядя на Нэнси:
— Ишь вы какая! Рассчитываете сразу раскрыть целых четыре тайны! Ладно, пойдемте...
Под предводительством мистера Уоррена они двинулись в те помещения банка, где располагалось хранилище. Полицейский при входе почтительно распахнул перед ними дверь. Пока мистер Уоррен банковским ключом открывал первую часть двойного сейфового замка, мистер Дженсен взял у адвоката ключ из записной книжки Кроули. Потом мистер Уоррен отошел в сторону, и президент вставил маленький ключик в замок, Тот с готовностью щелкнул.
Еще минута, и президент достал из сейфа ящик под номером 148. По его словам, маленький ящичек почти ничего не весил.
— Откроем его в какой-нибудь менее официальной обстановке, — предложил мистер Дженсен. Бан-ковский работник .повел их по коридору, по обе стороны которого шли небольшие уютные комнаты, и отыскал незанятую.
— Ну, а теперь, — сказал мистер Дженсен, когда дверь за ними закрылась, — посмотрим, сколько тайн нам сейчас откроется, — если, конечно, тут спрятана хоть одна...
Юная сыщица не дыша глядела, как поднимается крышка. Все склонились над ящиком. Он был поч-ти пуст; лишь какой-то документ — несколько скрепленных между собой больших листов бумаги — покоился на дне.
— Наверное, это завещание! — не могла сдержаться Нэнси.
— Да,  это  именно  завещание,  — подтвердил мистер
Дженсен, бросив беглый взгляд на первую страницу. — Последняя воля Джосиа Кроули.
— Когда оно написано?
— В марте нынешнего года, — ответил девушке президент банка.
— Папа! — закричала Нэнси. — Папочка! Видишь? Оно составлено позже того, которое Тофэмы предъявили для утверждения!
— Совершенно справедливо, девочка.
— Давайте прочтем... Прямо сразу! — взмолилась Нэнси. Мистер Дженсен передал бумаги адвокату.
— Может быть, вам удастся это расшифровать? Мне лично такой почерк не под силу.
Адвокат взял завещание. Он читал громким голосом, с паузами, толкуя текст и передавая его смысл лучше слов, которые в нем значились. Нэнси склонилась над плечом отца.
— Мистер Дженсен и мистер Уоррен, ваш банк покойный назначил исполнителем завещания, — ска-зал адвокат.
— Прекрасно! — Президент хмыкнул. — Только, боюсь, мистер Тофэм не придет в восторг, когда эта новость дойдет до его ушей.
Мистер Дру открыл последнюю страницу.
— С подписью Джосиа все в порядке. Тут же поставили свои имена два свидетеля — доктор Несбит и Томас Уэкли. Теперь ясно, почему о завещании не знала ни одна живая душа. Оба эти человека скончались еще в апреле.
Пытаясь разобрать почерк старого Кроули, Нэнси к великой своей радости заметила, что Эбби Роуэн и сестры Хувер в завещании не забыты.
Тут заговорил президент:
— Мистер Дру, штатный юрист нашего банка только на днях отбыл в длительный отпуск в Европу. Вы и ваша дочь раскрыли тайну завещания Джосиа Кроули, что для вас, я вижу, было жизненно важно. Не возьметесь ли вы защищать наши интересы в этом деле?
Глаза Нэнси сверкнули; мистер Дру улыбнулся.
— Возьмусь непременно, И с удовольствием.
— Будут какие-нибудь распоряжения на наш счет? — подал голос мистер Уоррен.
Адвокат задумался на несколько секунд, потом сказал:
— Поскольку дело Кроули не вполне обычное, я в первую очередь просил бы вас сделать для меня фотокопию завещания. Тогда я смогу более тщательно изучить содержание документа,
— Сделаем, и тоже с величайшим удовольствием, — ответил сам президент банка. — А потом?
— А потом, убедившись, что текст завещания нигде не противоречит закону, я передам оригинал в суд для утверждения и поставлю об этом в известность всех, кому подлежит унаследовать состояние мистера Кроули.
— Превосходно, — наклонил голову мистер Дженсен. — Фотокопии можно сделать прямо у нас. Если вы согласитесь подождать, две-три будут готовы совсем скоро. Или лучше послать их вам в контору?
Мистер Дру искоса глянул на дочь.
— Мы подождем, — отвечал он с улыбкой. Пока изготавливали копии завещания, фантазия Нэнси безостановочно рисовала ей картины близкого будущего.
— У Элисон, я надеюсь, теперь будет довольно денег, чтобы учиться пению у хорошего педагога, да и остальные достойные люди получат немало, — с жаром шептала она на ухо отцу, а тот согласно ки-вал головой.
Ожидание показалось Нэнси бесконечным. В какой-то момент она почувствовала, что больше не мо-жет усидеть на месте и принялась ходить по комнате взад и вперед. Отец, в конце концов, заметил ей насмешливо:
— Перестань метаться как львица в клетке.
Юная сыщица притворилась оскорбленной и надула губы:
— Зато я, по крайней мере, не рычу...
Мистер Дру засмеялся.
Наконец принесли завещание и две фотокопии.
— Спасибо, — поблагодарил президент банка посыльного и протянул копии адвокату.
— Я займусь ими безотлагательно, — пообещал мистер Дру, укладывая бумаги в портфель. Потом они с Нэнси покинули банк.
По дороге адвокат настоял на том, чтобы где-нибудь остановиться и поесть. Было как раз время ленча. В ресторанчике он категорически отказался дать Нэнси посмотреть завещание, пока официант не принес еду.
— Сделайте передышку, юная леди, — полушутя попросил он дочь, а потом предостерег ее без вся-ких шуток.
— Секреты следует обсуждать вдали от любопытных глаз и ушей.
Увидев, что Нэнси сразу поскучнела и оживление ее угасло, мистер Дру наклонился к юной сыщице:
— У меня есть предложение. Мы с тобой отсюда поедем ко мне в контору и вместе поработаем над нашим делом. Я дам перепечатать текст завещания на машинке, тогда понять его будет гораздо про-ще.
Нэнси тут же возродилась к жизни:
— Спасибо, папочка!
В конторе она сидела рядом с машинисткой, мисс Лэмби, и жадно, одну за другой, читала каждую пе-репечатанную страницу.
— Мистер Кроули и вправду хорошо владел фразеологией, с помощью которой составляются заве-щания, — заметила она через некоторое время.
Наконец перепечатка закончилась, и Нэнси сказала секретарше:
— У меня куча вопросов к папе. Мисс Лэмби ласково поглядела на нее:
— Он знает ответы на любые правовые вопросы. В Ривер-Хайтс нет юриста лучше вашего отца.
Нэнси в свою очередь тоже улыбнулась — от гордости, и пошла в кабинет к адвокату. Оба предста-вителя семейства Дру сели рядом и дружно занялись исследованием последнего завещания Джосиа Кроули.
— Если его признают законным, — проговорила Нэнси, — это будет просто катастрофа для Тофэ-мов.
— Боюсь, что да...
— Папа, а в день, когда ты созовешь всех друзей и родственников, чтобы прочитать им завещание, можно мне будет там тоже присутствовать?
Мистер Дру расхохотался.
— На этот раз я, так и быть, побалую тебя, Нэнси, и позволю поглядеть, с каким видом Тофэмы при-мут невероятное для них известие!

0

20

ОШЕЛОМЛЯЮЩИЕ НОВОСТИ
— Папа, уже почти два часа! Родственники мистера Кроули должны прибыть с минуты на минуту. Господи, меня всю колотит!
В гостиной дома Дру находились в этот момент хозяин и мистер Уоррен из банка. Адвокат с улыбкой наблюдал, как носится по комнате, расставляя стулья, его взбудораженное сверх всякой меры чадо.
— По-моему, ты волнуешься больше, чем если бы тебе самой предстояло получить наследство.
— Да, я волнуюсь! — с вызовом заявила Нэнси. — И не могу дождаться, когда наконец прочтут вслух завещание. Разве оно не будет сюрпризом для всех? Особенно для Тофэмов... Как ты дума-ешь, они придут?
— Придут, не сомневайся. И, если я их хоть сколько-нибудь знаю, приведут с собой адвоката. Они основательно перепугались, услышав, что на свет Божий появилось второе завещание Кроули, и, ко-нечно, жаждут узнать, что в нем написано.
— А ты уверен, что его нельзя опротестовать? — спросила девушка с тревогой.
— Разумеется, быть уверенным стопроцентно я не могу, Нэнси. Но я его внимательнейшим образом изучил и, насколько сам могу судить, составлено оно безупречно. По моей просьбе, его прочло еще несколько юристов; они целиком и полностью разделяют мою точку зрения. Джосиа Кроули был личностью не совсем обычной и имел множество причуд, но он был весьма умен и сообразителен. Тофэмов, обещаю тебе, ждут трудные времена, если они попытаются в судебном порядке оспорить наш вариант завещания.
— В случае, если придется сражаться, банк будет на вашей стороне и окажет всяческую поддержку, — вмешался в разговор мистер Уоррен.
За исключением Эбби Роуэн, до сих пор прикованной к постели, все родственники старого джентль-мена дали обещание прийти. Грейс и Элисон, хоть они и не были родственниками, тоже пригласили в дом мистера Дру.
— Это очень плохо, что не сможет приехать миссис Роуэн, — озабоченно качала головой Нэнси. — Ну, ничего, я сегодня же к ней поеду и обо всем расскажу.
— Размеры состояния Кроули, вероятно, сильно удивят всех, кроме Тофэмов, — проговорил мистер Дру. — Нэнси, ты действительно великолепно провела расследование.
— Это было очень интересно, — скромно отозвалась юная сыщица. — И теперь я не могу дождать-ся, когда все наконец откроется...
— Нас, вероятно, ждут тяжелые, даже мучительные минуты... Я имею в виду Тофэмов, — предупре-дил Нэнси отец.
— Да, я тоже это понимаю. Ясно, любой бы расстроился, увидев, что богатство ускользает из рук... Ой, папа, Грейс и Элисон уже у самого дома! — закричала вдруг Нэнси, выглядывая из окна.
Она встретила сестер поцелуями и, торжественно препроводив в гостиную, познакомила с мистером Уорреном. Элисон, присев на краешек стула, сразу взволнованно зашептала:
— Нэнси, это правда, что нашли новое, более позднее завещание?
— У вас с Грейс нет никаких поводов беспокоиться. — Нэнси сделала таинственную мину.
Раздался звонок в дверь. На этот раз юная сыщица приветствовала Эдну и Мэри Тэрнер, одетых, как на званый вечер. Они привели с собой маленькую Джуди. Девочка, как всегда, прямо на пороге, обняла Нэнси. Чуть позже приехали братья Мэтьюс, Уильям и Фред.
— Если я правильно понимаю, все в сборе, нет только Тофэмов, — поглядев на часы, промолвил мистер Дру. — Что ж, подождем еще немного.
Ждать, однако, не пришлось; в эту самую минуту громко и раздраженно зазвонил звонок в холле. Нэнси открыла, и мимо нее в гостиную надменно прошествовали все четыре члена семейства Тофэ-мов, едва кивнув собравшимся. Как и предвидел мистер Дру, они явились в сопровождении адвоката.
— Зачем нас сюда позвали? — возмущенным тоном вопросила миссис Тофэм, адресуясь к хозяину дома. — У вас хватает дерзости утверждать, что существует второе завещание?
— Я располагаю завещанием, написанным в марте текущего года, — хладнокровно отвечал Карсон Дру. — И хотел в этой связи представить вам и всем остальным нашим гостям мистера Джона Уорре-на, сотрудника Торговой трест-компании из Мэйсонвилла, объявленной душеприказчиком.
— Абсурд! — с ходу разразилась криком миссис Тофэм. — Джосиа Кроули написал одно-единственное завещание, и в нем все оставлено нашей семье, а душеприказчиком назначен мой муж!
— Происходящее похоже на тайный сговор, — добавила своим резким, неприятным голосом Ада, хо-лодно оглядывая родных и друзей Кроули, сидящих в гостиной.
Исабел молчала, только презрительно откинула назад голову. Что касается Ричарда Тофэма, то по-следний сидел рядом со своим адвокатом, никак не комментируя услышанное. Однако выражение ли-ца у него было весьма нерадостное.
— Если вы будете столь любезны и сядете, миссис Тофэм, я оглашу последнюю волю усопшего, — с прежним спокойствием заговорил адвокат.
Миссис Тофэм опустилась в кресло с величайшей неохотой.
— Итак, — продолжал Карсон Дру, — последнее завещание умершего Джосиа Кроули найдено в сейфе мэйсонвиллского банка. Завещание необычно длинное, поэтому, с вашего разрешения, я зачи-таю из машинописной копии лишь то место, которое касается распределения собственности. Но преж-де я хочу спросить у мистера Тофэма, во сколько он оценивает состояние своего покойного родствен-ника?
— В сто тысяч долларов после уплаты налогов, — отвечал тот без промедления.
Тэрнеры не удержались от удивленных возгласов, а Мэри сказала вслух:
— Я и вообразить не могла, что у Джосиа так много денег.
— И я... — тихо произнесла Эдна.
Мистер Дру, взяв со стола несколько машинописных страниц, стал читать внятно и громко:
«Я, Джосиа Кроули, объявляю свою последнюю волю, тем самым лишая законной силы все преды-дущие завещания, когда бы то ни было мной составленные.
Завещаю и передаю все мое имущество следующим людям в следующем порядке:
Любимым друзьям и соседям Грейс и Элисон Хувер — сумму, равную двадцати процентам от всего состояния. Поровну».
— Это, должно быть, сон, — задыхаясь, еле вымолвила Грейс.
— Вы хотите сказать, что я получу десять тысяч долларов? — воскликнула Элисон и тут же всхлип-нула:
— О, Нэнси, это ты сделала, ты! Теперь я смогу брать уроки пения!
Исабел Тофэм смерила ее пренебрежительным взглядом.
— Чтобы сделать из вас певицу, милочка, десяти тысяч будет маловато, — прошипела она злобно.
— Тихо! — приказал ей отец. — Надо послушать, что еще сказано в этом завещании.
Дочь умолкла, зато жена вскричала, вне себя от ярости:
— Это завещание — фальшивка! Хуверы даже не родственники!
— Завещание — не фальшивка. — Адвокат смотрел на миссис Тофэм с абсолютной невозмутимо-стью. Потом продолжил чтение:
— «Эбби Роуэн, сестре моей покойной жены, в благодарность за проявленную ко мне доброту, сум-му, равную десяти процентам от всего состояния».
— Как хорошо, — негромко проговорила Грейс. — Теперь она сможет лечиться...
— И взять в дом кого-нибудь, кто будет за ней ухаживать, — подхватила Нэнси.
— Эта старуха получит десять тысяч долларов? — Ада Тофэм уже не выбирала выражений. — А что ей пришлось делать для Джосиа? — Она с гневом повернулась к матери. — Мы о нем заботились долгие годы, а она, нет!
— Конечно, нет! — эхом отозвалась Исабел, разъяренная не меньше сестрицы и матери.
— «Моим двоюродным братьям Фрэду и Уильяму Мэтьюсам — сумму, равную двадцати процентам от всего состояния. Поровну», — читал мистер Дру.
— Мы столько и не ждали! — В словах Фрэда звучало простодушное удивление. — Какой добрый Джосиа! — Фрэд мечтательно улыбнулся. — Теперь можно будет отправиться в путешествие, Уильям. Мы ведь всю жизнь об этом думали.
— Конечно, поедем. Хотя как-то даже не верится. Представляешь — долгое путешествие на океан-ском пароходе... Или в самолете...
— «Моим двоюродным сестрам Эдне и Мэри Тэрнер — двадцать процентов от всего состояния. По-ровну».
— Какое великодушие! — прошептала Эдна. — Теперь у маленькой Джуди будет все, что раньше нам могло только сниться.
— Правда, — едва слышно ответила ей сестра. — Господи, у меня точно тяжесть с души спала.
— А мы что же, вообще не упомянуты? — вклинилась миссис Тофэм в небольшую паузу. Мистер Дру слегка усмехнулся:
— Отчего же, упомянуты. Я как раз к вам и перехожу.
— «Ричарду Тофэму — пять тысяч долларов. Грейс и Элисон Хувер...»
— Подождите! — вскочила на ноги миссис Тофэм. — А я и девочки?
— Вам деньги, увы, не завещаны. Исабел истошно заголосила:
— Ой, нет, нет! Мама, все эти векселя! Что мы будем делать?
Расшумелась и Ада:
— Мне придется работать! Я не могу! Не хочу! Я даже думать об этом не в силах!
Когда все наконец стихло, мистер Дру дочитал последнюю фразу:
— «... Грейс и Элисон Хувер — мебель из моего дома, ныне находящуюся во владении миссис То-фэм».
Раздался общий вздох изумления; миссис Тофэм снова приподнялась в своем кресле. В Ривер-Хайтс было отлично известно, что она самым настоящим образом конфисковала мебель Кроули, когда старика вынудили поселиться у нее в доме.
— Это оскорбление! — громогласно возопила пышнотелая мать семейства. — Как смеет Джосиа Кроули намекать на то, что якобы я отобрала у него мебель?!
— Да я-то откуда знаю, что он имел в виду, когда писал завещание? — пожал плечами мистер Дру, с трудом сдерживая смех.
В этот диалог торопливо вмешалась Грейс Хувер:
— Право же, нам достаточно и собственной мебели! Успокойтесь, пожалуйста!
Элисон энергично закивала головой:
— Конечно, конечно! Миссис Тофэм, мы у вас ничего не возьмем...
Карсон Дру аккуратно сложил прочитанный документ и, кладя его в карман, сказал присутствующим:
— Ну, вот и все. Кроме этого, в тексте есть только одна оговорка: завещатель просит душеприказчи-ка погасить кое-какие неуплаченные долги, включая сюда похоронные расходы. То, что останется от имущества за вычетом названного и наследственных долей, перечисленных выше, должно быть ото-слано в дом престарелых в Мэннингхэме. Я так понял, что состояние свое Джосиа Кроули держал в ценных бумагах; перевести их в наличность будет несложно. По этой причине, я надеюсь, каждый из вас сможет безотлагательно получить свои деньги.
Проходя мимо Нэнси, Ада обратила к ней искаженное ненавистью лицо:
— Это ты все подстроила, Нэнси Дру!
— Горжусь, что мне удалось совершить доброе дело, — отвечала юная сыщица.
— Мы аннулируем завещание! — твердо пообещала миссис Тофэм, намереваясь покинуть гостиную.

0

21

СЧАСТЛИВЫЙ ФИНАЛ
— Вы, разумеется, можете передать дело в суд, если пожелаете, — ответил мистер Дру на угрозу супруги Ричарда Тофэма. — Но я вас честно предупреждаю — это будет напрасная трата времени и денег. Если не верите мне, проконсультируйтесь с собственным адвокатом.
— Мистер Дру прав, — заявил тот, в общих чертах ознакомившись с документом, который Карсон достал из кармана и дал ему.
— Ах, он прав? Значит, он прав! — взвизгнула миссис Тофэм. — Если это все, что вы понимаете в юриспруденции, я отказываюсь от ваших услуг! Мы найдем другого адвоката и будем сражаться до победного конца.
С этим возгласом она наконец удалилась, Исабел и Ада, стоявшие у двери, последовали за мате-рью, наградив Нэнси на прощание испепеляющими взорами. Мистер Тофэм завершал шествие. Как только дверь за семейством закрылась, их адвокат поднялся со стула и взял в руки портфель.
— Передать не могу, как я жалею, что дал втянуть себя в такое дело, — сказал он с досадой. — По-слушайтесь моего совета, будьте бдительны. Эта женщина чудовищно агрессивна.
Атмосфера в гостиной дома Дру несколько разрядилась, хотя, конечно, угрозы миссис Тофэм поряд-ком напугали гостей и хозяев. Все заговорили разом, шумно и взволнованно.
— О, Нэнси, я никак не могу до сих пор в это поверить! — Красивый голос Элисон звенел от счастья. — Ты же знаешь, как много значат деньги для нас с Грейс! И этим богатством мы обязаны тебе, Нэнси Дру! Ты нам не рассказала, как удалось найти завещание, но я точно знаю, что это ты до всего додумалась.
Сестры Хувер вместе с родственниками стали просить Нэнси рассказать подробности, и юная сыщи-ца поведала им свои приключения на Лунном озере. Слушатели принялись возносить девушку до не-бес за ум, доброту, отвагу и прочие достоинства.
— Нам никогда не отблагодарить тебя так, как ты заслуживаешь, — обычным своим тихим голосом произнесла Грейс. — Но после того, как завещание вступит в законную силу, мы все же постараемся как-то выразить нашу признательность.
На кончике языка у Нэнси вертелась фраза: «Не нужны мне никакие награды!», но она не успела вы-говорить ни слова, потому что мистер Дру сменил тему.
— Миссис Тофэм не уступит деньги без борьбы, — предупредил он наследников. — На мой взгляд, никто из вас ничего не должен предпринимать, пока суд не придет к выводу, что наше завещание — последнее, и не утвердит его в качестве единственно законного. Если же миссис Тофэм и ее дочери передадут дело в суд, я устрою им баталию, которую они не забудут до смертного часа.
Горячо поблагодарив за все мистера Дру и Нэнси, друзья и родственники покойного Джосиа Кроули разошлись. Элисон и Грейс уходили последними. На крыльце Элисон обняла Нэнси:
— Пожалуйста, держи нас в курсе дела. Я умираю от желания поскорее начать учебу у синьора Мас-каньи.
Нэнси собралась было тут же ехать к Эбби Роуэн — отвезти добрую весть, но поразмыслив, решила остаться дома. А что, если Тофэмы сумеют все переиграть?!
Примерно неделю Нэнси в нетерпении ждала результатов битвы за наследство. Как они с отцом и ожидали, миссис Тофэм яростно, точно тигр, дралась за деньги Кроули. Она даже не постыдилась публично выдвинуть предположение, будто завещание, которое Нэнси буквально откопала из-под земли, — поддельное.
— Неопределенность и ожидание просто невыносимы, — пожаловалась Нэнси отцу как-то утром за завтраком. — Нет больше сил! Когда же прозвучит последнее слово?
— На это у меня пока нет ответа, Нэнси. Но мистер Тофэм явно понимает, что дело проиграно. Ты, наверное, слышала, что у них произошло?
— Нет, а что такое?
— Они фактически разорены. Я тебе говорил раньше: Ричард Тофэм очень много потерял на фондо-вой бирже. А после неудачи с наследством Кроули банки снизили ему кредит. Он даже вынужден те-перь отказаться от своего роскошного дома.
— Да что ты! Неужели правда? Представляю, в каком горе миссис Тофэм и ее дочери!
— Ты права, пилюля эта очень несладкая. На той неделе Тофэмы переезжают в небольшой домик; о прежней расточительной жизни им, конечно, придется забыть... Обе девушки уже поступили на рабо-ту. Впрочем, лично я думаю, что им это только на пользу.
Еще через несколько дней стало известно, что три вора в конце концов признались в совершенных преступлениях; награбленное добро, которое они не успели сбыть с рук, нашли и возвратили закон-ным владельцам. Таким образом, Тэрнеры получили назад украденное у них фамильное серебро — подсвечники, ложки и все остальное.
Однажды вечером мистер Дру вернулся домой необычайно веселый и довольный. Положив Нэнси руки на плечи и глядя ей в глаза, он произнес с необычной для него торжественностью:
— Мы победили, дорогая. Документ, найденный тобой» признан последним и единственно законным завещанием мистера Кроули.
— Папа, это же потрясающе! — закричала Нэнси, закружив отца по комнате в каком-то немыслимом танце. — Можно я завтра с самого утра поеду и обо всем расскажу Элисон, Грейс и остальным?
— Разумная мысль, девочка. Ты молодчина, что сразу об этом подумала. Разумеется, банк и я фор-мально уведомим наследников, но это произойдет позже. А ты поезжай завтра.
На следующее утро Нэнси спустилась вниз раньше всех и приступила к завтраку еще до появления Ханны Груин.
— Боже правый, какая ты у меня нынче ранняя пташка, Нэнси, — улыбалась домоправительница. — Предстоит большой день, правда?
— Очень большой, — согласилась юная сыщица. Едва с завтраком было покончено, Ханна сказала:
— Помогать мне не надо. Ты лучше сразу же поезжай, чтобы побыстрее обрадовать всех этих лю-дей.
— Спасибо, Ханна! Бегу!
Сегодня на юной сыщице было скромное зеленое платье спортивного покроя и свитерок в тон пла-тью. Поцеловав на > прощание членов своей немногочисленной семьи, она стремительно исчезла.
Первой была запланирована остановка у дома братьев Мэтьюс. Те вышли навстречу Нэнси, привет-ливо поздоровались и умолкли, ожидая, что она скажет.
— У меня замечательные новости. — Глаза девушки сияли. — Миссис Тофэм проиграла дело. Заве-щание, которое мы с папой обнаружили, утверждено судом. Вы получите все, что вам оставил мистер Кроули.
— Бог да благословит вас! — воскликнул Фред. — Нам бы никогда ничего не досталось, если бы не вы. — Уильям от волнения был не в силах говорить и только молча склонил голову, как бы подтвер-ждая слова брата.
Желая скрыть смущение от этих похвал, Нэнси торопливо достала из сумки кипу туристических про-спектов и расписания воздушных полетов:
— Я подумала, что вам, наверное, это покажется интересным... А теперь мне пора: я спешу — нужно сообщить новости другим наследникам.
298
Братья дружно махали ей вслед, а когда она скрылась из виду, тотчас занялись проспектами.
— Хочется верить, что путешествие у них будет долгим и интересным, — подумала Нэнси.
Через полчаса она подъезжала к дому Тэрнеров. Она еще не затормозила окончательно, а Джуди, что-то крича, уже бежала навстречу. Нэнси, захлопнув за собой дверь машины, подставила руки, и девочка на полном ходу упала ей в объятия.
— Нэнси, ты же ничего не знаешь! Тети отыскали старую-престарую куклу, она когда-то принадлежа-ла моей маме, и отдали мне. Пойдем, посмотришь. До чего красивая!
Джуди за руку потащила Нэнси по ступенькам в дом.
— Вот она, — с гордостью объявила малышка, указывая на светловолосую кудрявую куклу, сидев-шую в крошечном кресле-качалке.
— Подумать только, какая прелесть! — Нэнси пришла в полный восторг. — Знаешь, Джуди, а ведь она на тебя здорово похожа — ямочками и всем прочим.
Джуди не возражала.
— А тетя Мэри еще говорит, что она похожа на мою маму, когда та была совсем маленькой девочкой, и я поэтому всегда буду о ней очень заботиться.
Тут в гостиную вошли обе двоюродные бабушки и просияли при виде Нэнси.
— Джуди, я смотрю, вы просто осчастливили своим подарком, — рассмеялась та. — Теперь моя оче-редь одарить вас известием. — И она объяснила сестрам, что отныне никто уже не станет покушаться на их наследство.
Женщины растерянно молчали; потом на глазах у обеих появились слезы. Эдна Тэрнер в порыве благодарности обняла и прижала Нэнси к груди.
— Дорогая наша, милая девочка! — Она почти рыдала от радости. — Теперь у Джуди все будет хо-рошо, и она получит то образование, какое мы с Мэри мечтаем ей дать... И какого, мы считаем, она достойна.
Мэри поцеловала юную сыщицу и поблагодарила за неутомимые старания восстановить справедли-вость. Джуди в некотором замешательстве наблюдала эту сцену, но потом, инстинктивно почувство-вав, что ее участие будет не лишним, схватила новую куклу и принялась танцевать с ней по комнате.
— Теперь ты тоже сможешь учиться в школе, Кэрол, — весело пообещала она своей кудрявой под-ружке.
Нэнси ужасно не хотелось уезжать от Тэрнеров, но она помнила, что впереди еще два неотложных визита.
— Приезжай скорее, — как всегда сказала Джуди на прощание.
Переступив порог дома Эбби Роуэн, Нэнси была приятно удивлена, застав ту сидящей в кресле у ок-на. Добрая соседка, миссис Джонс, готовила еду больной. Девушка вынула и поставила на стол банку домашнего мясного бульона и кастрюльку, где лежал отварной цыпленок с рисом. Ханна Груин категорически потребовала, чтобы все эти яства были отвезены немощной Эбби.
— Не посидите ли вы здесь немножко? — попросила миссис Джонс. — Мне надо сбегать домой на полчасика, а потом я вернусь.
— Она так добра, — вздохнула миссис Роуэн. — Сегодня она забрала мое постельное белье и унес-ла к себе, чтобы постирать и выгладить.
Когда соседка ушла, Эбби продолжала:
— Все вокруг относятся ко мне очень заботливо, все внимательны; но я больше не могу отнимать у них время своими несчастьями. А при этом у меня совсем нет денег, чтобы...
Нэнси взяла руку старой женщины в свои и ласково наклонилась к ней:
— Я приехала сообщить, миссис Эбби, что теперь у вас, наоборот, много денег; Джосиа Кроули оста-вил вам часть своего состояния.
— Что?! Вы хотите сказать, что я теперь не буду зависеть от своей грошовой пенсии? Благословен будь, Джосиа! Нэнси, я ведь все равно не верила, что мой кузен не сдержит слова!
Вместе с Эбби Нэнси поела бульону с крекерами и поведала в деталях всю историю с поисками за-вещания. В глазах старой женщины появился живой огонек, на бледных щеках выступил слабый румянец.
— Это же великолепно! — Она в восторге подняла руки к небу и с восхищением посмотрела на Нэн-си. — Даже и передать не могу, как я довольна, что вы перехитрили этих спесивых женщин из семей-ства Тофэм!
Нэнси понимающе усмехнулась в ответ, потом проговорила очень искренне и серьезно:
— Если бы я случайно не узнала об этой тайне и не попыталась в нее проникнуть, я бы никогда не познакомилась с несколькими превосходными людьми, имена которых звучат совсем по-другому, чем имя «Тофэм».
Эбби Роуэн звучно рассмеялась. Нэнси даже опешила: такого со старой леди еще не случалось в ее присутствии. Та смеялась не переставая. В этот момент вернулась соседка. Изумившись, миссис Джонс не успела даже звука произнести по поводу прекрасного настроения своей подопечной: Эбби потребовала от нее внимания и пустилась в подробный рассказ о том, как она получила наследство.
Потом Нэнси распрощалась с миссис Роуэн. Теперь путь ее лежал прямо на ферму к Хуверам. Когда она подъехала, сестры возились в саду возле клумбы.
— Привет! — крикнула Нэнси.
— И тебе привет. Как дела? — откликнулась Элисон, счищая землю с ладоней и вместе с Грейс спе-ша к темно-синему автомобилю.
— Быстро переодевайтесь, — скомандовала Нэнси. — У меня для вас сюрприз.
— Мы что, куда-нибудь поедем? — Грейс недоумевающе смотрела на нее.
— Именно. Мы поедем к синьору Масканьи, и Элисон договорится с ним об уроках.
— Нэнси, ты что же, хочешь сказать...
— Да. Наследство ваше!
— Невероятно! Невероятно! — в экстазе повторяла Элисон. Потом, схватив в объятия сестру и гос-тью, завертелась с ними по саду.
— Это просто чудо — Грейс не могла сразу прийти в себя. — Чудо, да и только! О, Нэнси, вы наш са-мый близкий друг. Лучших у нас никогда не было. Никогда в жизни.
Заметив, что Нэнси сильно покраснела, она тоже смутилась:
— Пошли, Элисон. Надо одеться по-человечески.
Гостья осталась ждать в саду... Минут через пятнадцать сестры появились снова, готовые к поездке в Ривер-Хайтс. Грейс подошла к Нэнси:
— Прежде чем сесть в машину, мы с Элисон хотим преподнести тебе одну вещь. Нечто вроде награ-ды...
— И совершенно необычное! — возбужденно перебила сестру Элисон.
— Да не нужна мне от вас никакая награда! — досадливо воскликнула Нэнси.
— Пожалуйста, не отказывайся. — Элисон умоляюще прижала к груди руки.
Сестры привели Нэнси в гостиную и подвели прямо к каминной полке. Там стояли часы Кроули.
— Сегодня утром мы получили их от Тофэмов, — сказала Грейс.
Элисон прибавила:
— Мы считаем, что ты заслужила эту фамильную ценность, Нэнси; не знаю, как объяснить, но и я, и Грейс чувствуем: мистер Кроули хотел бы, чтобы часы были у тебя.
— Спасибо большое...
Нэнси, взволнованная, стояла неподвижно, задумчиво разглядывая старые часы. Красоты в них не было, несмотря на кое-какие затейливые детали. Но для нее они обладали особой привлекательно-стью. Нэнси была слишком застенчива, чтобы объяснить Грейс и Элисон, почему ей так дорога эта чужая вещь, да, кроме того, в ее ощущениях было нечто такое, что она не могла выразить словами. На самом же деле часы превратились для нее в живое напоминание о недавнем приключении, и оттого ей не хотелось с ними расставаться.
Мечтательно созерцая часы Джосиа Кроули, она и не догадывалась, что впереди ее ждет новое рас-следование, новое дело, которое окажется гораздо сложнее и запутаннее, чем то, с которым она толь-ко-только справилась. Не догадывалась, но интуитивно чувствовала, что новые увлекательные при-ключения не за горами.
Наконец Нэнси очнулась от грез. Элисон и Грейс стояли перед ней, держа в руках массивный фут-ляр. Юная сыщица задорно поглядела на сестер Хувер.
— Я всегда буду ценить ваш подарок, потому что эти старые каминные часы — приз за увлекатель-ное и опасное предприятие, где я участвовала в качестве детектива, — объявила она, улыбаясь во весь рот.

КОНЕЦ

Отредактировано B@rBari$ka (2010-08-02 16:48:46)

+1


Вы здесь » Помощь в прохождении игр Нэнси Дрю » Наши книги » Читаем вместе: Кэролайн Кин "Тайна старых часов"!


Создать форум © iboard.ws